02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Мой мир. Л. Бородина. Пчеловодство, 2000, №4, с.61-63 (вкладка)

МИР Виктора Гребенникова

Странный сон приснился мне под утро.

Каждое лето я наблюдал усердную работу пчел мегахил.

ВИКТОР ГРЕБЕННИКОВ
Мой мир

Имя новосибирского энтомолога, талантливого художника-анималиста Виктора Степановича Гребенникова давно известно читателям нашего журнала. Более четверти века Виктор Степанович сотрудничает с журналом Пчеловодство. Его статьи об одиночных пчелах, шмелях, помещенные в рубрике Родственники медоносных пчел, всегда вызывают большой интерес. Да и рубрика эта была открыта в журнале по его предложению, и, как показало время, сделано это ненапрасно. Десятки статей и заметок различных авторов о меньших сестрах и солидных братьях медоносных пчел помещены в этом разделе. К сожалению, в последние годы Виктор Степанович не радовал наших читателей новыми материалами, а причина тому — тяжелая болезнь и работа над книгой Мой мир, которая вышла в Новосибирске в 1997 г. Совсем недавно редакция получила от автора в подарок это удивительное издание. Эта книга, — пишет автор, — не только о насекомых и других мелких существах, но и о многом другом — о разных чудесных уголках нашей страны, о судьбе Природы-кормилицы, о том, удастся ли ее сохранить и что может для этого сделать каждый; встретятся тут советы и для любителя помастерить и для юного художника. Для тех же, кто неравнодушен к необычным явлениям природы, есть тут кое-что про биолокацию (лозоходство), телекинез (перемещение предметов без видимых причин), телепатию (передача мыслей на расстоянии), про НЛО (неопознанные летающие объекты) и многое иное.

Я пишу эту статью не столько для оценки книги, — она очень хороша, — сколько для того, чтобы поговорить о ее содержании и продолжить эстафету, начатую автором, — эстафету пропаганды и любви к природе, к нашим братьям меньшим.

Скажу откровенно, что книга эта не только читается с большим интересом, но и завораживает. И прежде всего обращает на себя внимание живой язык, которым она написана. Серьезный, толковый, нельстящий читателю ее тон вызывает уважение к автору.

Читая книгу, ты словно перелистываешь страницы своей жизни. Воспоминание о далеком сказочном детстве, о ярком восприятии всего, что его окружало, близко и дорого каждому. С какой любовью Виктор Степанович описывает свою первую Страну Насекомых — свой чудесный зеленый Двор! Именно здесь в раннем детстве он познал мир насекомых. Виктор Степанович подробно воспроизводит план двора. Все живо в его воспоминаниях: куст сирени, дерево шелковицы, и главное — насекомые, которых отыскивал в разных уголках городского энтомологического заповедника.

Огромная библиотека, собранная родителями и дедом, помогали юному естествоиспытателю находить ответы на многие вопросы. Книги Брема, Фабра с иллюстрациями и многотомные энциклопедии с цветными вкладками-таблицами позволяли мальчику определять названия насекомых до вида.

Познавая мир своего двора, маленький Витя развивал наблюдательность, старался разгадать загадочное поведение тех или иных насекомых. В юном возрасте в нем проснулась страсть естествоиспытателя и наблюдателя. Повадки, инстинкты, нравы насекомых были намного для него интереснее, чем сбор коллекции. Он весь отдался этому занятию и энтомология стала его увлечением на всю жизнь. А так как природа наделила его и способностью живописца, В. С. Гребенников сопровождает все свои наблюдения собственными рисунками.

Не изменил Виктор Степанович энтомологии и тогда, когда серьезно увлекся астрономией и первые его научные труды появились в астрономических журналах. Занятия астрономией на всю жизнь приучили меня к точности, честности наблюдений, широкому видению Мира, удивительному во всех своих проявлениях, — от микроскопических таинственных тихоходок до сверхгигантских галактик, — пишет автор.

Виктор Степанович убежден, что без знания повадок и жизни насекомых не удастся восстановить нормальную численность насекомых-опылителей, так необходимых для получения семян многих сельскохозяйственных растений. Для спасения своих друзей-насекомых он добивается создания микрозаповедников, организует заказники, в том числе Шмелеград, Мегахилопитомник, где проводилась большая работа по восстановлению численности шмелей и одиночных пчел. Ничто не ускользало от взгляда биолога-энтомолога, и с необычной щедростью природа раскрывает ему сокровенные тайны. Так, гнездовья одиночных пчел привели его к открытию эффекта полостных структур (ЭПС), а изучение хитиновых покровов насекомых позволило сконструировать гравитоплан, устройство, на котором он летает, я не описалась — именно летает в дорогие его сердцу уголки-заповедники.

Фантастика?! Дважды перечитала главу Полет, решив сначала, что это сон автора, с которого начинается книга. Однако с каждой перечитанной страницей все больше убеждалась в реальности этого полета.

Ради спасения Живой Природы автор не раскрывает суть своей находки. Что же ценнее для Человечества в этот момент — заповедный насекомий уголок или самодельный, что в рюкзаке, аппарат, развивающий зенитную тягу много меньше центнера, а горизонтальную скорость — от силы тридцать—сорок километров в секунду? — обращается он к читателю в надежде получить умный и серьезный ответ.

Тщательно подобранные материалы книги дают возможность представить широту научного кругозора В. С. Гребенникова, вся жизнь которого — беззаветное служение делу сохранения Живой Природы.

Спасибо Вам, Виктор Степанович, за ваш гигантский труд, за Вашу прекрасную книгу, прочитав которую, совсем другими глазами смотришь на окружающий мир и еще раз убеждаешься в том, что Природа дарит свою красоту только тем, кто ее любит.

В апреле Виктору Степановичу Гребенникову исполнилось 73 года. Коллектив редакции желает Виктору Степановичу здоровья, бодрости духа и дальнейшей плодотворной работы.


Л. БОРОДИНА


От редакции. К сожалению, книга В. С. Гребенникова Мой мир была сразу же после выхода в свет раскуплена. Всем нам остается только надеяться на ее переиздание и значительным тиражом.