Энтомолог и художник. Н.Н. Дроздов, А.К. Макеев. В мире животных, 2002, вип.2, с.?

Отсутствует.

Энтомолог и художник

Недалеко от крупного промышленного центра Сибири, города Новосибирска, расположен довольно большой научный городок: здесь более 10 научно-исследовательских институтов, современные высотные здания, широкие проспекты. Обилие зелени и цветов. Свежий воздух. Это очень уютный городок биологов, химиков, агрономов — людей, чья жизнь связана с различными направлениями сельскохозяйственной науки.

В одном из институтов работает известный энтомолог, создатель первых в стране микрозаповедников для насекомых, популяризатор науки и экспериментатор Виктор Степанович Гребенников. Многие его знают и как талантливого художника-анималиста. Мы познакомились с ним в Москве, когда в Зоологическом музее была организована первая выставка его картин.



Какое неизгладимое впечатление производят его картины и рисунки с изображениями различных насекомых! Ты словно совершаешь путешествие в сказочный, волшебный мир. Изящно и тонко нарисованы шмели и пчелы, муравьи и жуки, бабочки и стрекозы.

А вот бронзовка: удивительно точно передан металлический блеск на покровах этого жука. Оса изображена в полете. Жучок-цветоройка…

Никто из художников не изображал насекомых в таком многократном увеличении. Виктор Степанович акцентирует внимание на красоте формы того или иного насекомого, ярком многоцветном наряде шмеля или бабочки, изображает их и в динамике, движении.

Смотришь на тот или иной его рисунок и думаешь: как же ты не замечал всего этого великолепия? Как интересен мир насекомых! Побывав на выставке, ты словно откроешь для себя новый, неизведанный мир, который всегда рядом с тобой, но в суете будней ты его просто не замечал.

— Виктор Степанович, как вы рисуете насекомых? Может быть, здесь есть какие-нибудь секреты?

— Секретов нет. В моем распоряжении микроскоп, кисть, лупа и мольберт — вот и все.

Легко сказать: вот и все. Каждая картина — это месяцы напряженной работы. И конечно, без огромных знаний биологии насекомых такие произведения анималистического искусства невозможно было бы создать.

Виктор Степанович не только замечательный художник-анималист — это его, если можно так сказать, хобби, но и ученый. Он высказал беспокойство, что за последние десятилетия полезных человеку насекомых-опылителей становится все меньше. Чем это вызвано? Разными причинами. Распахиваются огромные территории под сельскохозяйственные культуры, разрушаются места обитания шмелей и диких одиночных пчел. Человек пока создает однообразные посевы сельскохозяйственных культур и посадки лесных растений. Такой подход сильно упрощает структуру среды, делает ее однородной. И как результат — многие виды полезных для человека насекомых не могут нормально существовать. Они не оставляют потомства.

Еще больший урон насекомым-опылителям наносит химический способ защиты растений от вредителей. Опыт показывает, что от соприкосновения с пестицидами малоподвижных хищных насекомых выживает, как правило, больше, чем насекомых-опылителей, ведущих активный образ жизни.

Или взять санитарные рубки леса, корчевку пней. На первый взгляд это нужное и полезное для леса дело. Но не следует забывать, что в старых деревьях и пнях находят убежище полезные для нас насекомые. Видимо, часть старых деревьев необходимо оставлять в лесу.

— Виктор Степанович, почему мы заботимся о насекомых-опылите-лях? Что они дают нам?

— Вы, вероятно, знаете, что проблема кормов, растительного белка — острейшая в животноводстве. Нужно как можно больше сеять люцерны, клевера, эспарцета — в них по сравнению с другими растениями больше всего белка.

— А что этому мешает?

— Мы не можем обеспечить потребность в семенах того же клевера и люцерны. Нужны семена. А получить большие урожаи семян люцерны, клевера и других трав без насекомых-опылителей невозможно. Приведу пример. Без пчел-листорезов мы можем получить 80—120 килограммов семян люцерны с гектара, а с помощью опылителей — от 300 до 400 килограммов. И по клеверу. Без шмелей, основных их опылителей, поле дает 100–120 килограммов с гектара, а с их помощью — 300 килограммов и больше. Видите, какая разница?

— То есть урожай семян увеличивается в три-четыре раза. Да, насекомые-опылители — наши настоящие помощники в сельском хозяйстве.

— И они наши друзья. Без них невозможно увеличить производство ценнейших кормов, трудно развивать животноводство.

— Неужели нельзя заменить этих насекомых при опылении растений люцерны или клевера?

— Были попытки это сделать. Перепробовали много способов. Пытались опылять растения обычными вениками. Просто ударяли ими по цветущим растениям в надежде, что так они будут опыляться. Натягивали веревки и проводили ими по растениям. На помощь вызывали даже вертолет.

— И каков эффект от таких способов?

— Ничтожный. Гибло много цветков у растений. Наконец было доказано, что никто лучше насекомых-опылителей не может вовремя и так аккуратно обеспечить перекрестное опыление многих необходимых человеку растений.

Виктор Степанович предложил сооружать искусственные гнездовья для полезных насекомых. Разработал конструкции домиков для шмелей и во множестве установил их недалеко от института. Он пригласил и нас посмотреть на эти искусственные гнездовья.

В противоположной от проезжей дороги стороне сооружен настоящий шмелиный городок. Небольшая территория с разнотравьем и кустарничками огорожена невысоким сетчатым забором. Там и размещены домики для шмелей.

Нужно сказать, что среди насекомых-опылителей шмель занимает особое место. Это один из любимых объектов исследований Гребенникова. Заметное, крупное и сильное насекомое. Ученый чаще всего изображает его на своих картинах. Но, к сожалению, места для жизни шмелям остается все меньше и меньше.

Шмелиный городок — целая научная лаборатория в природе. Каждый домик имеет свой номер, за каждым ведется наблюдение. У некоторых домиков боковая или задняя стенка съемная: можно снять деревянную стенку, а там еще одна — стеклянная. Исследователь через стекло может наблюдать за жизнью шмелиного гнезда. Виктор Степанович увлеченно рассказывал о своих подопечных.

Шмелей в нашей природе около 100 видов. Это общественные насекомые. Семья шмелей в природе существует лишь один сезон. Зимовать остаются только оплодотворенные осенью самки, которые зарываются глубоко в дерн на полянах, опушках или склонах оврагов. Весной они пробуждаются и начинают строить гнездо. Селятся в гнездах грызунов, ищут щели в различных постройках. Некоторые виды шмелей живут на земле — на сырых лугах, полях, в лесу, где сооружают кочкообразные гнезда из сухого мха и растительных остатков. В центре гнезда располагается утепленная камера. Туда самка после первых весенних полетов приносит пыльцу весенних медоносов. А мед складывает в восковой сосуд. В специальные ячейки она откладывает яйца, ячейки закрывает воском и садится сверху: обогревает будущее потомство. Температура внутри шмелиного гнезда плюс тридцать.

Вскоре из яиц появляются личинки. Самка их кормит, вскрывая на некоторое время восковую стенку личиночного пакета и просовывая в отверстие хоботок.

Растут личинки быстро. Они свивают себе шелковые коконы, внутри которых превращаются в куколок. Через некоторое время из коконов выходят рабочие шмели. Они выполняют различные работы внутри гнезда и летают в поле за взятком.

Второе поколение шмелей — более крупные насекомые. В конце лета такие шмели не уступают по размерам самкам.

Рабочие шмели ежедневно заготавливают для личинок мед, цветочную пыльцу. У многих видов шмелей в течение одного сезона несколько раз происходит смена самок. В конце лета или в начале осени из крупных коконов выходят молодые самки. В это время вылетают и многочисленные самцы. Они совершают токовые полеты, ставят запаховые метки. И самки находят самцов по запаху. Большинство шмелиных семей к концу лета имеют от 50 до 200 особей. Позже все шмели, кроме молодых самок, погибают.

Осенью красавцы шмели подолгу сидят на цветках. Они малоактивны. У самцов нет жала, их даже можно брать рукой.

К середине осени шмелиная семья распадается. Молодые самки зарываются в дерн, чтобы будущей весной дать жизнь новому роду.

Рабочие самцы согласно закону природы погибают. Гнездо пустеет. На следующий год шмели не станут его использовать, обязательно найдут новое. Чаще всего они поселяются недалеко от старого гнезда. Шмелиная колония выберет место где-нибудь на опушке леса или поляне, у старой канавы, в парке или в саду.

Большинство видов шмелей привязаны к клеверу. Дело в том, как объяснил Гребенников, что у шмелей хоботок гораздо длиннее, чем у обычной медоносной пчелы. Пчела не может достать нектар у цветка клевера, а шмель достает. Во время посещения цветков и происходит перекрестное опыление этого растения. Шмелиная семья наиболее интенсивно обрабатывает участок клевера радиусом 40–70 метров.

Шмели очень уживчивы и привыкают к соседству с человеком. Казалось бы, рядом огромное здание института, мимо шмелиного городка ежедневно проходят немало людей, проезжает транспорт, а они спокойно продолжают свою работу. Шмели миролюбивее пчел. Работающие на цветке особи не жалят, даже если их согнать.

У этих насекомых хорошая зрительная намять, есть зачатки примитивной рассудочной деятельности. Все эти качества очень облегчают работу энтомологов с ними.

Виктор Степанович рассказал, что человек издавна привлекал шмелей к посевам клевера. Сделать это нетрудно. Что для этого нужно? Энтомолог попросил нас подойти к одному из шмелиных домиков.

— Я вам объясню, — пояснил он. — Прежде всего нужно соорудить шмелям гнездо. Это, как видите, обычный деревянный ящик. Его длина около 30 сантиметров, такая же ширина, а высота 20–25 сантиметров.

Виктор Степанович снял крышку домика и показал его содержимое.

— На две трети его необходимо заполнить волокнистым материалом — паклей, сухим мхом, серой ватой. Желательно добавить материал из гнезда любого грызуна.

— А где крепить домик?

— Можно вкопать в землю. А можно укрепить и над землей. Стояк следует обязательно отделить от муравьев водной преградой. И еще: не забудьте снабдить домик трубкой, чтобы туда свободно проходил шмель. Трубка — своеобразный вход в гнездо. Без нее успеха не будет.

— Сколько домиков можно установить вот на такой площадке?

— Здесь более десяти домиков. Я бы советовал устанавливать чуть поменьше.

В тот день мы осмотрели каждое шмелиное гнездо. Наблюдали за тем, как самки забираются внутрь домика.

У одного домика Виктор Степанович остановился и попросил нас не подходить близко. В чем дело?

— В домике для шмелей поселились осы, — сказал энтомолог. Он заглянул внутрь, потом подозвал нас. Там вырос необычный шар сероватого цвета. Возле него суетились осы.

— Это начальная стадия строительства гнезда у ос, — пояснил ученый, — матка отложила яйца. Вскоре появятся рабочие осы.

— Гнездо таким маленьким и останется?

— Нет, оно будет расти и к концу месяца станет огромным, практически заполнит весь домик.

— Видно, что вы к ним тоже неравнодушны.

— Это так. Я бы назвал их умными насекомыми. Вообще все хищные животные умные.

Хотя осы и не относятся к активным насекомым-опылителям, тем не менее это очень полезные существа. Они уничтожают массу насекомых-вредителей.

Ученый сказал, что, кроме шмелей, интересна и другая группа насекомых-опылителей: дикие одиночные пчелы — галикты, андрены, мегахилы и другие.

Среди трав люцерну считают королевой полей. Она дает на одном гектаре до 800 центнеров превосходного корма для скота. В нем столько питательных веществ, сколько нет в других кормах. В люцерне есть углеводы, жиры, концентрированный белок. Вот почему такое внимание к этой культуре.

Но не каждое насекомое-опылитель способно справиться с цветком люцерны: он устроен очень сложно и как бы закрыт на замок. Вскрыть его и совершить перекрестное опыление под силу только нескольким видам диких одиночных пчел.

Могут спросить: а как же домашние медоносные пчелы? Их что же, люцерна не интересует? Интересует. Но, как говорится, видит око да зуб неймет.

Молодые, неопытные домашние пчелы пытаются добраться до нектара цветка люцерны, но когда он раскрывается, насекомое получает ощутимый удар. Нередко пчела прищемляет и даже вывихивает хоботок при попытках добыть нектар. Старые и опытные особи проделывают отверстия у основания цветка и выбирают нектар, но при этом цветок не опыляется. Так что вся надежда па диких одиночных пчел — таких, как мегахила или пчела-листорез. С этими насекомыми мы познакомились, когда посетили микрозаповедник для насекомых-опылителей.

Создание микрозаповедников для полезных насекомых — это замечательная идея Виктора Степановича Гребенникова. Но идея так и могла остаться идеей, не прояви он настойчивость, энергию. Давалось это с большим трудом.

Первый микрозаповедник появился в 1969 году в Омской области, позже — второй, в Воронежской области, а третий вот здесь — под Новосибирском.

В нашей стране немало больших заповедников, где охраняются звери, птицы и, конечно, насекомые. Но заповедник только для охраны насекомых — имеет ли он право на существование? Не блажь ли это? Нет, такая форма охраны природы оправдала себя. И в этом большая заслуга Гребенникова. Что такое микрозаповедник? Это небольшие, иногда с полгектара и даже меньше, участки дикой природы, взятые человеком под охрану. Там не косят траву, не пасут скот, не ездят по территории. Все, кто посещает это место, ходят по тропам. На таких небольших площадях охраняют скопления полезных человеку насекомых.

Вместе с Виктором Степановичем мы побывали на территории микрозаповедника. Это небольшое неудобье, непригодное для сельскохозяйственных работ. Место обильно поросло березами, осинами, разнообразным кустарником. Но в лесу обилие полян и опушек с разнотравьем. Недалеко — поля с кормовыми культурами, в том числе люцерной и клевером. Границы охраняемой территории обозначены табличками. Энтомолог просит идти только по тропе: вокруг — гнезда различных насекомых-опылителей. А вот искусственное гнездовье. Этот домик для пчел-листорезов соорудил на территории микрозаповедника Гребенников. Легко сказать: домик. Сразу видно, что его сработал мастер. Он красиво оформлен, раскрашен, не жилье для насекомых, а произведение искусства.

— Люблю, чтобы все было красивым, — радовался он своему творению.

Домик — в виде равнобедренного треугольника, поставлен на прочную основу из деревянных столбов. Высота сооружения — в человеческий рост, длина — метра полтора. Такая симпатичная избушка на курьих ножках. К домику слетались сотни насекомых с ближайшего поля, многие вылетали за взятком. Вокруг как бы повис гул пчел. Мы подошли к этому жилищу довольно близко и какое-то время молча наблюдали за жизнью пчел.

— Вот это и есть знаменитая пчела-листорез, — сказал Виктор Степанович, показывая на насекомое, севшее ему на руку.

— Не опасно? Ведь жальце у нее есть?

— Да, есть, но оно без яда — это ведь одиночная пчела. У нее повышенная живучесть. Ей нельзя погибнуть, иначе пропадут ее личинки, их некому будет кормить. Обычная пчела, ужалив, погибает. Природа позаботилась о том, чтобы пчелы-листорезы обладали повышенной живучестью.

— А чем еще отличается она от обычной пчелы?

— Меньше по размерам, как видите. И, по правде сказать, это насекомое — не совсем пчела. В русском языке не нашлось слова, чтобы точно их назвать, вот и нарекли пчелами-листорезами. Еще одно отличие от пчел: у пчелы-листореза нет корзиночки для пыльцы. Пыльцу она несет на брюшке, а собирает ее на разных лесных и полевых цветах.

— Значит, она не привязана к какому-либо одному цветку?

— Нет. Ее ценят за то, что она великолепный опылитель люцерны — одной из основных кормовых культур.

Приближаемся к домику вплотную. Пчелы гудят вокруг нас, и мы все же опасаемся, что нам от них достанется. Виктор Степанович это заметил.

— Не бойтесь, — подбодрил он. — Эти пчелы не жалят и на людей не нападают.

— Признаться, впервые видим такую пасеку.

— Это не пасека. Мы назвали это сооружение питомник первичного размножения мегахил. Пчел-листорезов еще называют мегахилами. Здесь они живут, приносят потомство.

Виктор Степанович наклонился к домику и достал связку из трубочек диаметром пять — семь миллиметров и длиной сантиметров двадцать.

— Вот в таких блоках и живут насекомые. В каждой трубочке одна пчела и несколько личинок. Этот блок заселен почти полностью.

Энтомолог положил вязанку из трубочек на место.

— Сколько таких трубочек в домике?

— Тысяча двести и сделаны они из бумаги.

— А как появились здесь листорезы?

— С прошлогоднего расплода. Мы держали их в холодильнике до лета при температуре плюс четыре градуса, а затем переселили в эти блоки.

— Почему вы их поселили в трубочки?

— В природе они заселяют точно такие же домики, но с каждым годом их становится все меньше: скашивают травы, уничтожают старые деревья. Вот мы и готовим для пчел жилище.

Нас интересовало все из жизни листорезов. Заглянуть внутрь трубочки мы не смогли и попросили энтомолога объяснить, что же там происходит.

— Пчела-листорез садится на листок, вырезает из него небольшой овал и несет его в гнездо. Такими овалами из листьев она его выстилает. Там будут находиться личинки. Затем пчела делает круглое отверстие в листочке. Вырезанный кружочек использует в качестве крышки для запечатывания гнезда. Кусочки листьев она откусывает, как правило, в считанные секунды. Выбор формы — овал или кружочек — это инстинктивная деятельность пчелы: запрограммирована природой.

Пчелы-листорезы биологически приспособлены к люцерне, поэтому очень эффективно ее опыляют. Причем делают это только самки. В длину самка 11 миллиметров, снизу брюшка у нее щетка из нескольких рядов густых волосков белого и черного цветов. Ими она и захватывает пыльцу.

В естественных местах обитания самка сооружает гнездо в древесине, стеблях трав и в почве. У каждой самки индивидуальное гнездо. На увлажненный корм, занимающий две трети ячейки, пчела откладывает одно яйцо, из которого вскоре появляется личинка. Она питается смесью пыльцы и нектара — эту смесь называют медвяным хлебом. В течение дня самка делает до 700 вылетов и опыляет более 2000 цветков, а за сезон — до 70 тысяч. Самка пчелы-листореза — неутомимая труженица. За день она отстраивает одну-две ячейки, а за всю свою короткую жизнь — до сорока.

Зимуют пчелы-листорезы в стадии личинок и куколок. Важное свойство этих насекомых в том, что их можно разводить к определенному сроку. Они могут поселяться большими колониями и хорошо живут в искусственных гнездовьях.

Хотелось бы обратить внимание на эксперименты по созданию искусственных домиков для пчел-лис-торезов не только у нас, но и за рубежом. Виктор Степанович сообщил, что за границей такие домики делают из пластмассы и деревянных трубчатых плит, но пчелы в них селятся неохотно, часто болеют.

Гребенников экспериментирует с бумажными трубочками. Насекомые охотно их обживают и почти не болеют. Причем в одной бумажной трубочке бывает до шести коконов.

Мир насекомых играет важную роль как в жизни природы, так и в жизни человека. Современная наука свидетельствует о том, что появлением всех цветковых растений мы обязаны только насекомым.

Покидая территорию микрозаповедника, созданного Виктором Степановичем, мы в последний раз любуемся красочным ковром цветов, разбросанных щедрой природой по полянам и опушкам.