02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Гравитоплан Виктора Гребенникова. В.Д. Динабургский. В кн. НЛО Анфас и Профиль, 2002

106. ГРАВИТОПЛАН ВИКТОРА ГРЕБЕННИКОВА

По-моему наблюдению мало кто из современников, перечисляя по пальцам знакомые ему летательные аппараты (устройства), начиная от воздушного шара и заканчивая космическим кораблём, назовёт в своём перечне ГРАВИТОПЛАН ВИКТОРА ГРЕБЕННИКОВА. Наш рассказ именно о нём. В природе всё так устроено, что каждое действо влечёт за собой затраты энергии. Поднял палец вверх — затратил энергию, произнёс слово, уставился в телеэкран и даже, как бы, ничего не делая, всё едино идёт затрата энергии, ибо продолжается жизнь.


Атмосфера — прилегающий к земной поверхности слой воздуха — кишмя-кишит жизнью. Мошки, комары, бабочки, стрекозы, жуки, пчёлы, не говоря уже о птицах — все летают, и некоторые их них способны покрывать огромные расстояния. За счёт чего? Откуда черпают насекомые силы. Ведь некоторых букашек и рассмотреть простым глазом мудрёно, а она летит. Насекомыми, как известно, занимается энтомология. Вот новосибирский энтомолог, по-старинному, козявочник, и заинтересовался этим вопросом. Будучи членом французского энтомологического общества имени Фабра, ещё в 1984 году обратил внимание, что гнёзда пчёл, имеющие, как известно, ячеистое, решетчато-слоистое строение (структуру), каким-то непонятным образом оказывает бесконтактное воздействие на живые организмы. У людей, стоящих невдалеке, возникают, так называемые, термоиллюзии — покалывание в кистях рук, звон в ушах, гальванический привкус во рту, вспышки при закрытых глазах. Оказалось, что изготовленные пчелиные конструкции из другого материала, полностью унаследуют все признаки и свойства природного аналога. Близкими к этим свойствам, как выяснилось, обладают и конические формы и особенно пирамиды, таящие немало неразгаданного. Даже обыкновенное решето: помните выражение чудеса в решете? Так вот если у вас болит голова, подержите над головой минут десять решето, и боль наверняка отступит.


Эффект полостных структур, как выяснилось, имеет глубокую физическую сущность. И это убедительно подтверждает открытие Гребенникова. Творимые живой природой конструкции-структуры — неисчерпаемый кладезь необычных физических свойств и возможностей. Открытием энтомолога вплотную заинтересовались физики, астрономы и иные специалисты.


А он снова вернулся к своим летающим пациентам, дотошно рассматривая в микроскоп строения их тел, и снова был озадачен, изучая насекомое, о названии которого он благоразумно умалчивает, дабы не навлечь на них след браконьеров, которые в погоне за сенсацией могут полностью уничтожить или нанести непоправимый ущерб целому виду. Суть дела такова: учёный обнаружил на внутренней стороне надкрыльев странную, как бы выштампованную на каком-то сложном станке-автомате ячеистую композицию, назначение которой было неясно. Композиция явно не служила для прочности, скорее даже напротив. Она не облегчала надкрылья и не обладала цветом. Так для чего они?


Природа — рациональна. Она никогда не создаёт ничего лишнего, нефункционального. Загадка не давала покоя учёному. Однажды он, поместив хитиновую плоскость под микроскоп, решил положить на неё точно такую. Но это оказалось невозможно. Как только пластинка, удерживаемая пинцетом была занесена над точно такой же лежащей, она буквально вырвалась из пинцета и, мгновенье повисев в воздухе, резко повернулась по часовой стрелке, скользнула вправо, снова развернулась против часовой стрелки и так же резко упала на стол. Учёный в этот миг пережил истинное потрясение! Сотни раз повторённый опыт схемы не изменил, а это уже признак закономерности. Он понял, что ему улыбнулась редкая удача, попала в руки золотая жила, которая прежде никому не давалась. Дальнейшая серия опытов подтвердила его догадку: штампованная композиция предназначена для облегчения полёта насекомого, используя гравитационную энергию Земли. От этого и впрямь можно спятить! Воодушевившись, Гребенников решает создать искусственную конструкцию в увеличенных размерах, но точно повторяющую ячеистую штамповку надкрылья насекомого. Для усиления эффекта он соединил пластины в блоки. Основным материалом учёный избрал дерево. Пластины со схемой ячеек учёный сделал подвижными, соединив их со штативом, при помощи которого учёный надеялся освоить метод управления, изменяя по необходимости расположение пластин под разными углами по отношению друг к другу. Таким образом, полагал изобретатель, можно достигнуть изменения как высоты полета, так и направления, то есть по вертикали и по горизонтали — иначе полёт немыслим.


Собранный ГРАВИТОПЛАН представлял собой платформу размером с дипломат — точнее 50 на 50 сантиметров. Штатив — некое подобие велосипедного руля, достигал по высоте пояса, стоящего на этом странном корабле аэронавта. Аппарат был больше похож на маленький плотик. Глядя на это утлое устройство, ни один фантазёр не мог предположить, что эта штуковина способна оторваться рот Земли. Но она оторвалась.


Полёт


Изобретатель волновался, поэтому решил экспериментировать без свидетелей. Что бы на такое решиться, нужна смелость. Мало ли, что может произойти. Как поведёт себя гравитоплан — это примитивное с виду, но в случае удачи подающее большие надежды и сулящее неслыханные выгоды для человечества, изобретение? Взяв подмышки весь корабль Виктор под покровом ночи, точнее в два часа ночи с 17 по 18 марта 1990 года решил стартовать прямо с улицы небольшого городка Краснообска, расположенного невдалеке от Новосибирска. Крепко спящий городок и не предполагал, что становится немым свидетелем удивительного явления, значение которого переоценить трудно. Оно может стать эпохальным.


Как во всяком неординарном деле? неполадки начались с первых минут полёта. Плотик, легко взмыв по вертикали, стал набирать высоту. Ветер свистел в ушах, Виктора знобило и слегка подташнивало. Когда же девятиэтажки с редкими огнями стремительно ушли вниз, а заводские трубы стали казаться сигаретами, воткнутыми фильтрами в снег, заело первый блок несущей платформы. Аэронавту стало плохо: закружилась голова. Только чудом ему удалось удержаться и кое-как выровнять полёт. Но тут его с невероятной силой понесло к городу, вырывая из рук несовершенное управление.


Влекомый этой неподдающейся логике силой, я пресёк второй круг девятиэтажек жилой зоны, перелетел небольшое заснеженное поле, наискосок пересёк шоссе Новосибирск — Академгородок, Северо-Чемский жилмассив,...на меня с невероятной скоростью надвигалась чёрная громада Новосибирска… С трудом Виктору удалось овладеть нестандартной ситуацией, а точнее аварийной, и направить гравитоплан в сторону снежного поля, где лишь с четвёртой (!) попытки сумел погасить горизонтальное движение и зависнуть над посёлком Затулинка. Отдохнул в таком положении несколько минут, обморочное состояние отступило, и Гребенникову удалось совершить аварийную перенастройку панелей и благополучно развернуть аппарат в обратном направлении. Опасаясь огласки, Виктор старался выбрать самые глухие места и примерно с пол пути к аэропорту, взял курс к дому, к агрогородку в Краснообске. При всей конспирации и осторожности полёт незамеченным не остался. Утром газеты и местное радио сообщили, что летающие тарелки снова посетили этой ночью здешние места, причём очевидцы утверждали, что видели кто огненный шар, кто цилиндр со светящимися иллюминаторами, а кто видел просто классический диск НЛО…


Впервые в мире совершён уникальный полёт, на уникальном аппарате без крыльев, без мотора, без горючего... Это ли не сенсация, способная на исходе двадцатого столетия произвести подлинную революцию в воздухоплавании и не только в нём! Мало изученная энергия гравитационного поля Земли, чьи волны распространяются со скоростью света, ещё послужат землянам. И тут вкрадывается робкая догадка-предположение: уж не на этом ли принципе основано столь совершенное движение Неопознанных Летающих Объектов, скользящих в пространстве с умопомрачительной скоростью? Впрочем, Гребенников, столь счастливо подсмотревший ещё один секрет у кудесницы природы, что-то не спешит его сделать достоянием человечества, полагая, что его детище ещё слишком несовершенно и нуждается в доводке, регулировке, перепроверке. Но факт — остаётся фактом и самое главное здесь — принцип, который при любом усовершенствовании остаётся неизменным.


И вот прошло более десяти лет, а о гравитоплане Виктора Гребенникова ничего не слышно. Не может, не должно такое открытие остаться незамеченным. И тут вкрадывается другая догадка: а не наложили ли на его изобретение свою лапу военные? Засекретив изобретение с целью использовать принцип гравитоплана в военных целях? Но это только предположение. Могут быть, несомненно и другие причины и нам остаётся только ждать новых сообщений о судьбе одного из величайших открытий конца двадцатого столетия.