02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Шмели и цветы. В.С. Гребенников. Цветоводство, 1973, №10, с.31

Скан/Scan

Шмели и цветы

В. Гребенников

Честно признаться, мы редко вспоминаем о том, что цветки всех энтомофильных (насекомолюбивых) растений не просто дар природы, широко используемый человеком для удовлетворения своих эстетических потребностей, а совершенный, рациональный и сложный орган размножения, созданный в результате длительной эволюции. Своей формой, окраской и запахом цветы привлекают насекомых, которые переносят пыльцу и, в свою очередь, морфологически и экологически приспособлены к этой роли перекрестноопылителей. Трофические (кормовые) связи опылителей с растениями поразительно разнообразны сложны. Одни насекомые посещают широкий круг растений с нетрудными для них цветками. Их фуражировочные органы в различной степени универсальны. Другие — пользуются продуктами цветков ограниченной группы растений, чаще всего одного семейства. Третьи — перешли на использование только одного рода или даже вида. Чем уже эта специализация, тем своеобразней органы у насекомых для сбора нектара и пыльцы и в то же время оригинальней сам цветок.

Чтобы избежать непродуктивного растаскивания пыльцы, природа, этот мудрый и терпеливый селекционер, придает цветкам такую форму, что другие насекомые до нектара и не доберутся. Цветочная трубка клевера узка и длинна — как раз по хоботку шмелей, исконных опылителей клеверов; первичное вскрытие цветка люцерны производят дикие пчелы мегахилы и номии (кстати, с успехом для этого разводимые за рубежом), и только после вскрытия цветок делается доступным для других насекомых.

Итак, насекомое-опылитель и энтомофильный цветок — это, с точки зрения современной биологии, единый, цельный механизм, совершенствовавшийся многие миллионы лет. Биолог не устанет восторгаться быстротой и ритмом работы насекомого, берущего взяток с цветка сложной конструкции: он наблюдает этот механизм в действии, в движении, в жизни.

Пусть простит меня читатель за мою особую точку зрения художника и биолога: растение, как дикое, так и культурное, особенно мне любо тогда, когда над цветками его порхают, реют, жужжат многочисленные насекомые. Кипение многообразной жизни — растительной и животной, разумной и примитивной — это высшее совершенство материи, высшая степень красоты. Как часто картины эти полны и другого, практического смысла: тысячеголосое слитное гудение тружениц-пчел над цветками сулит высокий медосбор, а множество шмелей на клевере означает высокий урожай семян этой ценной культуры.

В течение ряда лет я занимаюсь изучением и разведением шмелей. Величайшее наслаждение видеть, как твои питомцы работают на цветах. Это и наглядная демонстрация законов эволюции, и незабываемое эстетическое зрелище. По-хозяйски раздвигая упругие губы львиного зева, шмель-работяга полностью скрывается в прохладной душистой каморке, копается, возится и выползает, вымазанный в цветочной пыльце. Поднявшись над цветком и басовито гудя, он быстрыми движениями передних лапок сгоняет пыльцу с тела к задним, где у него, как и у домашних пчел, есть специальные углубления для цветня — корзиночки. Обработав всю цветущую гроздь, шмель направляется к другому растению, к третьему и так до тех пор, пока не заправится до отказа нектаром, а на корзиночках не вырастут два изрядных шарика обножки — корма для личинок.

Не менее интересную картину можно наблюдать на настурции, которую посещают лишь немногие, самые длиннохоботные виды шмелей. Если смотреть против света, то сквозь полупрозрачную стенку шпорца видно, как длиннющий хоботок насекомого (голова уже уперлась в дно цветка) вдвигается глубоко-глубоко, до самого нектарника, как быстро движется язычок на конце шмелиного хоботка, лакающий сладкую жидкость. Ведь средняя длина хоботка садового шмеля более 13 мм, самки же этого вида обладают хоботищем длиной до 19 мм. У домашних пчел хоботки имеют в длину около 6— 7 мм.

В садах и парках европейской части Союза цветки декоративных культур посещают шмели разных видов.

В зоне культурного земледелия шмели всех видов — вымирающие насекомые, хотя именно здесь они более всего необходимы как опылители. Охрана и привлечение их — важная биологическая и народнохозяйственная проблема.

Шмель-рабочий на цветке пикульника (чашечка убрана) Рис. автора

Прибежищем для значительного числа шмелей всегда служат парки, цветники, розарии. Цветовод может немало сделать для охраны шмелей и мест их гнездования. Тем более, что получает и сам непосредственную пользу от их деятельности: урожай семян многих декоративных культур из целого ряда семейств (мотыльковые, губоцветные, норичниковые и др.) во многом зависит от мохнатых тружеников.

Очень заманчиво и перспективно поселить шмелей в оранжереях и теплицах — они наверняка сослужат там добрую службу.

Если бы над нашими клумбами стали порхать многочисленные яркие бабочки, звенеть разнообразные пчелы, цветочные мухи, гудеть симпатичные мохнатые шмели — согласитесь, что цветники совершенно бы преобразились и обрели новую, живую, полную красоту.

Предвижу боязливый возглас: шмели, пчелы — это опасно, они могут ужалить. Во-первых, даже у розы и то есть шипы. Во-вторых, беспокойство совершенно напрасное: все жалящие перепончатокрылые пускают в ход свое оружие лишь в двух ситуациях — будучи схваченными или же охраняя свое гнездо от врага. Работающий на цветах шмель, если тронуть его пальцем, погладить или даже согнать с цветка, никогда не ужалит.

Желающим поближе познакомиться с биологией шмелей рекомендуем прочитать такую литературу:

Гребенников В. С. Подземные приманочные ульи для шмелей. — Пчеловодство, 1972, № 7.

Малышев С. И. Становление цветковых растений в аспекте эволюции поведения осообразных предков пчелиных. — Успехи современной биологии, 1964, № 57, в. 7.

Халифман И. А. Трубачи играют сбор. М., Детская литература, 1971.