02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Одна из утраченных тайн. В.С. Гребенников. Земля сибирская, дальневосточная, 1984, №9, с.52-54

Природа и Люди

ОДНА ИЗ УТРАЧЕННЫХ ТАЙН...

В. С. ГРЕБЕННИКОВ,

член Международной ассоциации ученых-пчеловодов.

Сибирский НИИ земледелия и химизации сельского хозяйства


Первую свою книгу я назвал Миллион загадок (Гребенников В. С. Миллион загадок. Зап.сиб. кн. изд.. 1968.) — по количеству видов насекомых, которое, как считали в 1968 г. энтомологи, будет открыто на Земле. Сейчас ученые утверждают, что на планете обитает не менее 3 млн. видов этих существ; то есть, если считать по одной загадке на вид, то нас ждет открытие трех миллионов тайн природы!

Увы, есть некое но, стремительно сокращающее это почти астрономическое количество. Под натиском всемогущего антропогена — химизации, повсеместной распашки, строительства, изменения состава и свойств атмосферы, почв, вод — множество видов насекомых катастрофически быстро вымирает, и лишь некоторые из них, самые заметные и крупные, занесены недавно в Красную книгу. А сколько из них тихо и незаметно исчезают с лица Земли, даже не будучи открытыми! И сколько изобретений и тайн природы ускользает вместе с ними... Об одной из этих тайн и пойдет речь.

...Это было на крутом обрыве у соленого озера Каменное, что и сейчас синеет в Камышловской долине севернее г. Исилькуля Омской области. Еще в ермаковские времена здесь протекал полноводный приток Иртыша. А в 60-х годах нашего столетия обитала большая колония одиночных пчел нескольких видов — хлопотливых толстеньких антофор, стройных неторопливых галиктов, мохнатых андрен, и крутой обрыв берега бывшей реки был испещрен норками-дырочками, как сыр. А я, вооружившись ножом, слой за слоем вскрывал пчелоград и дивился: почему это в глубине его, в сложных переплетениях ходов и ячеек ни одно гнездо не подходит близко к другому? Как пчелы, роя новые гнезда, чувствуют близость соседнего хода, чтобы вовремя свернуть в сторону и в целом сохранить пчелоград от обвалов? И еще: почему корни трав никогда не пронизывают гнезда, а оканчиваются над ними или повернуты в сторону? Что за механизмы регулируют целостность подземного дворца?

Разгадка началась спустя много лет при неожиданных и странных обстоятельствах. Весной 1983 г., разыскивая что-то на лабораторном столе, заставленном всякими приборами, я случайно провел рукой над посудиной, наполненной обломками старых гнезд подземных пчел-галиктов — продолговатыми мешочками из уплотненной пчелами глины объемом с кубический сантиметр каждый, расположенными бок о бок внутри подземной гроздеобразной постройки. Так вот, рука над этими давно нежилыми фрагментами гнезд вдруг ощутила тепло и какие то подергивания в пальцах; я не поверил случившемуся, снова провел ладонью над ячейками — снова тепло, и не то толчки, не то тики в концах пальцев!

Градусник, помещенный в посудину с гнездами, молчал. Но рука продолжала ощущать тепло, особенно когда обломки гнезд были повернуты дырочками-входами вверх. Эффект не исчезал при закрытии ячеек бумагой, картоном, книгой, доской, толстым металлом.

Еще более сильные эффекты проявились у гнездовий люцерновых пчел-листорезов — пучков трубок, сплошь заполненных ячейками этих насекомых. Было испытано более двухсот человек, ничего не знавших об опытах.

По результатам запротоколированных опросов 65 человек испытали (субъективные их ощущения даю по сходству с известными восприятиями) тепло, жжение, теплый ветерок, приливает кровь, 14 — холод, сквознячок, холодные струйки, 41 — покалывания, тики, щелчки, вибрирования ладони, 13 — ощущение более густой среды или студня над гнездовьем, или вроде оболочки из паутины, или горки, 13 — руку толкает вверх, как бы облегчается ее вес, 8 — тянет книзу, ладонь как бы наливается кровью, 9 — онемение, судороги, как бы тянет или выворачивает пальцы, 6 — нечто подобное ощущению у экрана телевизора.

Но не только мистическая ладонь (как раз ладонью работают так называемые экстрасенсы и прочие целители) отзывалась на близость гнезд: нередки были случаи судорог, сведений мышц и даже болей в предплечье — у 12 человек; во время опытов руками во рту кисло, горько, жжет в глотке, как от инъекции хлористого кальция — 8. Рот открыт в 3—5 см от летков: гальванический и металлический привкус, сладко, горько, онемение языка, губ, гортани — 16; головокружение, захватывает дух (без неприятных ощущений) — 2; колет в ногах во время проведения рукой над гнездами — 1; закладывание ушей, звук зуммера — 4; изменение цвета помещения, фосфены при закрытых глазах — искры, нити, узоры — 4; легче дышать, радостно — 3; испытуемый почувствовал себя плохо, опыт прерван — 4. После того, как гнездовье убрано и воздух сдут, рука или рот встречали на месте летов прежние ощущения еще не сколько секунд или минут у 17-ти человек, без ощущений — 4.

Гнездовья отлично работали в Новосибирске, Краснообске, в Крыму, в помещениях, на воздухе, на борту самолета; среди испытуемых — рабочие, студенты, школьники, пчеловоды, агрономы, научные сотрудники. После многочисленных экспериментов оказалось, что при чиною эффекта являются не насекомые и не материал ячеек (т. е. не биополе), а формы, размеры и характер расположения полостей, образованных любым материалом.


Фрагмент глиняной шахты четырехполосого галикта. Обломки таких пчелиных гнезд впервые привлекли автора ощущением тепла и подергиванием пальцев при движении ладони над ними. Сейчас это отмечают все посетители музея агроэкологии СО ВАСXНИЛ.

Рис. автора.


Земляным пчелам этот фактор совершенно необходим при строительстве подземных гнезд, чтобы не врубиться в соседнее гнездо, ведь колонии таких пчел существо вали до их распашки многие сотни лет! А пчелам-листорезам — для по исков готовых трубчатых полостей нужных параметров; в поисках полостей для гнездования этот эффект используют и самки шмелей.

Над гнездовьем листорезов, поставленным на стол или на пол, через несколько секунд (изредка — десятков секунд) возникает столбообразная или куполообразная зона, четко уловимая для большинства людей рукой или ртом. Иногда этот столб или факел искривлен или наклонен в сторону, противоположную солнцу. Нередко наблюдаются перепады или сгустки ощущений, термических или тактильных (словно рука натолкнулась на паутиновые тенета, учащение щелчков в пальцах), на разных расстояниях от летков. Я нанес эти расстояния на график, и получилась неожиданно четкая картина ряда пучностей: в 4 см от летков, 13 см (особенно сильно уловимый слой), 20, 40, 80, 120 и 150 см.

Более объективными оказались микроорганизмы. Вблизи гнездовий и имитирующих их искусственных ячеисто-слоистых устройств заметно угнеталась жизнедеятельность дрожжевых клеток; особенно наглядно это было в пробирках с поднимающимся дрожжевым тестом — на 26% ниже контрольных. Время всплытия дрожжево-мучных шариков (по методике ГОСТа 171-63 на дрожжи хлебопекарные) в 5 сериях опытов (по 9 стаканов в каждом) в двух наиболее активных позициях оказывалось на 10—12% больше контроля, что доказано математическим анализом. Заметно угнетался в этой биофизически активной зоне и рост не которых сапрофитных почвенных бактерий (около 33%) и грибков из рода ризоктония (около 14%), культивируемых в чашках Петри.

А затем мы поставили много опытов с прорастанием зерен растений вблизи устройств, имитирующих гнездовья пчел. Рост корней пшеницы замедлялся здесь в сравнении с контрольными в среднем на 18%; обнаружились и пространственные отклонения. Вот почему, сказывается, корни растений не прорастают в ход или ячейку пчелограда, как бы ни обилен был сверху травостой.

По всему выходило, что ячеисто-слоистые постройки, а именно — их полости, независимо от материала, из которого они изготовлены, обладают свойствами, облегчающими насекомым ориентировку и при подземных работах, и в полете для дальнего обнаружения родного гнезда; чувствуют их и корешки растений. А вот у человека нет специальных органов для приема этого эффекта — отсюда столь богатый набор ощущений, описанных несколько выше. Стало быть, нашим предкам в ходе эволюции эти органы не понадобились...

Пришлось отступать от энтомо логических габаритов и перепробовать самые разнообразные сочетания полостей, ритмов, форм. Оказалось, что иные из них способны действовать не только на мистическую руку или рот, а на организм в целом, тем более, что эффект беспрепятственно проникает сквозь любые преграды, подобно гравитационному полю. Будучи подвешенными над головой эти внешне безобидные композиции из стержней, желобков и трубок то возбуждают давлений на голову, улучшают настроение, вызывают жар, гальванический привкус во рту, мурашки в конечностях, тики различных мышц, то — ощущение падения, потери веса конечности или тела в целом, скрип или шум в суставах, то — эффект введенного лекарства, повышающего или, наоборот, понижающего тонус с последействием до нескольких часов.

Любопытнейшее явление у иных испытуемых — так называемые фосфены: подвижные, постоянно трансформирующиеся яркие узоры, в глазах — то струящиеся спирали, то сложнейшие геометрические построения удивительной красоты. У меня накопилась уже изрядная пачка рисунков фосфенов, сделанных либо испытуемыми, либо мною с помощью поправок и подсказок очевидца. Впору делать выставку... Кстати, фосфены своеобразных форм возникали и под старым осиным гнездом — легонькой серой бумажной постройкой в пять сотов-этажей.

Были и неприятные ощущения, и опыт приходилось прерывать в первые же секунды из-за головокружения или тошноты. Зато, как правило, у всех, кто явился на опыт с насморком, резко опадали отеки слизистых оболочек носа, сразу улучшалось дыхание, и даже заядлые ринитщики вопрошали: куда вы де вали мой насморк? Увы, последействие этого эффекта непродолжительно — от нескольких минут до суток (зарегистрировано лишь два рекордных срока — по 4 дня). Тем не менее этот безлекарственный способ должен бы всерьез заинтересовать медиков.

Ну а какова же физическая природа эффекта полостных структур (ЭПС)?

Было высказано немало предположений и гипотез: к сожалению, многие из них отдают экстрасенсурой, столь почему-то модной среди интеллигенции в наши дни. Я полагаю, что наибольшего внимания заслуживает теория ленинградского физика, доктора технических наук В. Ф. Золотарева, разработанная им еще ранее, а сейчас получившая экспериментальное подтверждение.

В результате длительных совместных исследований мы охарактеризовали находку как свойство многополостных структур изменять функциональное состояние живых систем. Поскольку пока это относится более всего к биофизике, мы считаем, что впервые в мире экспериментально обнаружено неизвестное ранее свойство слоистых и ячеистых структур с полостями, ритмически расположенными в пространстве, изменять физиологическое состояние организма, находящегося в секторе воздействия, вследствие совокупности волн де-Бройля многополостных структур.

Эти волны (См. БСЭ. Волны де-Бройля), присущие движущимся микрочастицам любого тела, в толще его скомпенсированы; на поверхности же проявляются в виде излучения, но настолько коротковолнового и сверхвысокочастотного, что непосредственно современные приборы уловили их лишь в виде дифракции на кристаллах никеля. В полостных же структурах, где площадь поверхности велика, а сама поверхность резко и многократно искривлена, волны де-Бройля складываются, образуя, подобно музыкальным обертонам, гармоники с уже меньшими частотами. Так, удлиняясь и усиливаясь за счет взаимоналожения и интерференции в ячейках, они становятся осязаемыми, заставляя становятся осязаемыми.

Более короткие производные волн де-Бройля, индуцированные ячеистыми структурами, должны обладать проницающим действием. Именно это мы и наблюдаем при безуспешном перекрытии ЭПС любым экраном или при проникновении сквозь организм: там, в глубине его, сокращаются слизистые оболочки, происходят временные изменения в хрящах, сосудах, мозге (кстати, не редок и обезболивающий эффект), сбои в работе зрительных его центров, порождающие фосфены порой удивительной красоты. Иначе чем же достать до столь глубоко упрятанных в черепе мозговых структур? Или, возвращаясь к насекомым, как еще иначе шмелю по весне узнать о местоположении подходящей для гнезда полости под многосантиметровой толщей земли, прикрытой вдобавок слоями прошлогодней листвы? Ведь шмели, широко расставив усы, зависают именно над этим местом, где совершают уверенную по садку с последующим обследованием никому больше не ведомой подземкой пещерки...

Как бы там ни было, уже сейчас ЭПС приносит реальную пользу: лучшие опылители люцерны — пчелы листорезы — в гнездовьях с наиболее мощным ЭПС (ощутимым издали ладонью, ртом, лицом), работали гораздо быстрее и запечатали гнезда (а, стало быть, опылили люцерну) на много раньше; потомство их крупное, здоровое, свободное от болезней, и, в отличие от других пчелоферм страны, почти не заражено паразитами; численность его в 6 раз превышает исходное количество родителей — это наиболее высокий показатель из размножаемости в СССР. Именно с помощью этой на ходки мы надеемся получить в Сибири не одно, как следует по инструкциям, а два поколения люцерновых пчел-листорезов — этих полезнейших насекомых, солидные партии коконов которых ежегодно приходится импортировать из-за рубежа, что и накладно, и ненадежно.

...Ну, а что тот обрыв с пчелоградом в Камышловской долине у Каменного озера? Увы, там сейчас ни норки, ни пчелки. Изменился и весь ландшафт: пашни подступили вплотную к берегу, и дожди смыва ют плодородную почву вниз, в долину, через многочисленные промоины и овраги, которых тогда не было и в помине.

И мучает меня теперь совесть: почему же тогда, два десятилетия назад, не догадался убедить землепользователей этих мест устроить хотя бы маленький, но огороженный микрозаповедник? Ведь произошло непоправимое: там навсегда исчезла Пчелиная Цивилизация, приоткрыв нам, людям двадцатого века, всего лишь одну из своих тайн...