Предыдущая версия.
Зеркало.

В стране шестиногих. В.С. Гребенников. Спутник, 1984, №7, с.136-140 (редактирование)

Вряд ли мы вправе упрекнуть наших предков за то, что они не сумели сохранить для нас, к примеру, мамонта, но мы — люди XX века, и наши потомки непременно упрекнут нас, если не увидят живого жука-носорога или прекрасную бабочку Аполлон.

В СТРАНЕ ШЕСТИНОГИХ

Виктор ГРЕБЕННИКОВ, энтомолог

Летом 1971 года листья березовых лесов в некоторых лесоcтепных районах Сибири словно бы сгорели. Но не от пожара и не от засухи, а от нашествия полчищ гусениц. Обследуя ту необычную вспышку численности вредителей, мы пришли к выводу, что решающей причиной ее оказалась неумеренная хозяйственная деятельность человека: степные участки были там сплошь заняты пашней, а трава на лесных полянах тщательно выкашивалась. Но именно без цветов диких растений не могут существовать полезнейшие для леса насекомые — наездники ихневмониды. Во взрослом состоянии они питаются нектаром, а личинки их уничтожают вредителей леса. Сократилось число наездников — выросло число вредных гусениц. Случай этот наглядно показывает, к чему ведет нарушение экологических цепей, созданных природой в результате длительной эволюции. Но хозяйственная деятельность необходима. Как же быть?

О ЗАПОВЕДНИКАХ НЕ ДЛЯ МЕДВЕДЕЙ

Поставим вопрос так: можно ли в течение длительною времени сохранить хотя бы относительное экологическое равновесие пусть на малых участках.вкрапленных в сельскохозяйственный, юродской или промышленный ландшафты?

Мы провели такой эксперимент. В довольно шумном месте, посреди юродскою двора, огородили сеткой площадку 10 х 10 метров с небольшим деревом внутри. На истоптанную землю насыпали земли свежей, положили несколько камней, старое бревно — и оставили все это в полном покое.

Уже через год этот пятачок сам но себе обзавелся жизнью: выросли травы, появились насекомые, науки, многоножки. Там, где в низинках застаивалась вода, в тени зажили черви, слизни, улитки. Под бревном поселились мыши и жабы. На дереве свила гнездо мухоловка.

Спустя несколько лет этот микрозаповедник превратился в своеобразный оазис дикой природы. Оттуда вылетали пчелы и бабочки, там пели птицы. Понимая смысл этою эксперимента, читатель все же вправе спросить: Зачем устраивать такого рода пятачки, когда есть настоящие большие заповедники?

Увы, далеко не все организмы соглашаются жить и размножаться в отведенных для них местах. Многие из них чрезвычайно прочно привязаны к своему природному ареалу, порой очень небольшому. Заняв именно это место какой-нибудь постройкой или пашней, мы губим, возможно, последний оплот какого-нибудь неприметного вида. А потом, оказывается, без него не могут жить десятки других: животных или растительных.

...На берегу реки Барыш, много веков жили громадные колонии диких пчел. Более семи миллионов жилых гнезд! К сожалению, об уникальном пчелограде никак не заботились, и вот произошла катастрофа. Весеннее половодье обрушило крутой берег, и почти все колонии погибли. Только тогда жители окрестных колхозов осознали всю пользу этих пчел: поля подсолнечника и бахчи резко снизили урожай — они остались без главных опылителей.

Из сказанного следует, что места, где живут мелкие организмы, нужно сохранять как резерваты. Сохранять их полностью — не косить и по возможности не топтать траву, не убирать отмирающие деревья, не трогать гнилые пни. И тогда постепенно сложится равновесие между ним уголком и окружающей средой.

В 1972 году в совхозе Лесной (Западная Сибирь) нами был создан первый в СССР заказник для шмелей, первоклассных опылителей клевера. В последующие годы опыт организации таких уголков для насекомых распространился по всей стране, и в настоящее время их уже сотни.

МОЯ ФЕРМА НА ПОДОКОННИКЕ

Есть, наконец, еще способ не давать обеднеть стране полезных шестиногих — это превращать диких насекомых в своего рода домашних.

Домашних видов пчел пока лишь несколько, тогда как диких — сотни. Энтомологам известно, что дикая пчела мегахила ротундата опыляет растения намного лучше и быстрее любой домашней пчелы. Но мегахила — одинокая пчела, у нее небольшое потомство. Как же увеличить численность этого вида? Наш опыт создать соты, где жили бы эти пчелы, оказался удачным — недавняя дикая пчела превратилась в домашнюю. Опыляя плантации люцерны, ценнейшей кормовой культуры, эта пчела повышает урожайность в 10—13 раз.

О другом насекомом, весьма легко поддающемся приручению, мне хочется рассказать подробней.

Если вы живете не очень высоко, то стоит только летним вечером отворить окно, как на свет лампы прилетят удивительные эльфы. У них стройные изящные тельца светло-зеленого цвета и четыре совершенно одинаковых прозрачных крыла с нежным кружевом жилок. На голове сияют огромные выпуклые переливчато-золотые глаза. Это — златоглазки, или флерницы.

Однажды меня попросили сделать цветные рисунки златоглазки, ее яиц и личинок. А была поздняя осень. Где взять живых насекомых? Именно живых — у мертвых краски меркнут. Дело в том, что личинки златоглазок исключительно полезны в сельском хозяйстве, они в массе истребляют тлей, для чего златоглазок уже разводят на специальных фабриках. С одной из них мне прислали по почте яички и корм для будущих личинок, и я немедленно взялся за оборудование маленькой фермы на подоконнике.

У златоглазок все чудесно и необыкновенно. Увидев их яички, скорей подумаешь, что это грибы! На листьях какою-нибудь куста, чаще с обратной стороны, торчит пучок длинных и тонких стебельков с белыми шишечками на концах. Так златоглазки откладывают яйца.

Покачиваясь на ветру, в овальном футлярчике формируется личинка. И вот яйцо лопается, личинка выползает и сразу начинает рыскать по листьям растений в поисках тлей. Шустрая личинка быстро растет. Затем приходит момент, когда она сползает с растения и в укромном уголке ткет вокруг себя шелковый кокончикЛичинка становится куколкой. Приходит новая весна, куколка пропиливает в своей кабине идеально круглую крышечку, и в небо взлетает крылатая златоглазка. Так бывает в природе. Что касается разведения этих насекомых на фабриках, то там вместо тлей личинок кормят яичками зерновой моли ситотроги. А развитие личинок и куколок проходит в особых сотах, склеенных из бумажных полос и прикрытых стеклом. В каждой ячейке — несколько детей и запас пищи.

...Когда моя ферма на подоконнике дача пригоршню коконов, я высыпал их в стеклянный садок. Пришла пора самому интересному. Одна за другой у кабин откидывались крышечки, златоглазки выползали, а я их рисовал. Взрослые насекомые вовсе не хищницы, они едят цветочный нектар и пыльцу. У меня они с удовольствием лизали мед с добавкой пивных дрожжей. Рисунки были окончены. Что теперь делать с сотнями эльфов?

В один прекрасный день я открыл окно, поднял садок повыше и вытряхнул нежно-зеленую тучку. Эльфы затрепетали крыльями и разлетелись во все стороны: выполнять свое будто бы незаметное, но очень важное дело.


Любимая еда златоглазки-мамы (на переднем плане) — сладкий сок растений. Личинка же ее охотится в это время на тлей.

Так златоглазки откладывают яйца.

Из яйца вылупляется личинка.

Красавица-златоглазка!