02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Одна из тайн Лесочка. В.С. Гребенников. Знамя (Исилькульский р-н, Омской обл.), 28.08.1990

Скан/Scan

Одна из тайн лесочка


В ДЕВЯТИ километрах западнее Исилькуля и в километре к югу от железнодорожного полотна есть небольшой, гектара в полтора, колок; лет тридцать назад он был очень живописным, с уютной поляной (на ней — оплывшие следы двух древних жилых землянок), цветущими опушками, птицами, ягодами, грибами и множеством моих друзей — насекомых. Мы сюда очень любили ходить всей семьей, чему я сейчас дивлюсь: дети были маленькими — дочурке четыре годика! — а преодолевали этот десяток километров без устали и с большой охотой.


Сняв точный план Лесочка (под таким именем он фигурирует в моей седьмой книге, над которой работаю), мы удивились неожиданному сходству его контуров с ... Африкой: совпало даже направление стран света. И в полевых дневниках тех давних лет для обозначения муравейников, осиных гнездовий и других интересных объектов у меня не квадраты-координаты, а Алжир, Конго, Килиманджаро...


В местах, соответствующих Чаду, Камеруну, некоторым, прилегающим к ним странам, мы подолгу не задерживались: там было как-то неуютно, нередко возникало неприятно-тревожное состояние, иногда со странным металлическим привкусом во рту. Березы там росли не прямые, а дважды изогнутые над комлем наподобие буквы И — вверх, круто вниз, и снова вверх: также встречаются в перелесках, образовавшиеся когда-то близ болот. Так что мы предпочитали Тунис, Египет и другие солнечные уголки Лесочка.


После я обнаружил: если ввести ладонь в первый от комля зигзаг, не касаясь коры, рука ощущает странное тепло, какие-то покалывания и магнитное торможение. Такие же ощущения, но послабее, проявлялись внутри второго изгиба, и напротив обоих выступов-колен — если они были особенно крутыми. Суммарное воздействие многих десятков одинаково деформированных деревьев и производило тут общее ощущение неуютности, сбои в работе вкусовых, осязательных и других систем организма.


После многолетней разлуки я на днях проведал этот свой второй сибирский биополигон (первым был Питомник — ему тоже посвящена большая книжная глава). Впечатление, увы, удручающее: наша Африка утратила свои экзотические формы и стала неправильно-окрыглым колком, обпаханным вплотную к комлям берез без опушек, без ивняков. Между деревьями многочисленные глубокие колдобины — следы пастьбы скота: колок этот близ границы двух хозяйств — Сибирского филиала ВНИИМК и совхоза Лесной, и поэтому как бы ничейный. В лесу — старые замшелые кучи хвороста, заготовленного кем-то на дрова да так и не вынесенного и, что хуже всего, спилены и срублены все березы с зигзаговыми стволами, а на пеньках, что от них остались большие нашлепки трутовиков...


Загрустил я очень: почему не догадался тогда просить власти сделать Лесочек заповедным? Увы, тогда и в голову такое не могло прийти, да и меня, мягко говоря, не поняли бы. Первый же охраняемый насекомоград возник через много лет далеко от Лесочка по другую сторону железной дороги. увлекшись многообразной, интересной работой в нем, я окончательно забросил Лесочек...


Бреду я с такими вот грустными мыслями по неузнаваемым его останкам, и вдруг вижу: одна из моих зигзаговых берез чудом уцелела. Сейчас проверим, может, все это нам когда-то просто почудилось?


Ввожу ладонь под свод изогнутого ствола — рука погружается как бы в мягкую теплую волну, пальцы явно покалывает. Странное свойство аномального ствола сохранилось! Подбираю сухую веточку и, держа свободно в пальцах, другим концом ввожу ее под арку. Ощущение такое, будто держу гвоздь между двумя магнитами! Зондирую силовые поля березы более тщательно и нахожу еще две активные зоны — над горбом изогнутого ствола и в глубине второй, перевернутой арки.


На языке появился вкус батарейки, уши как бы заложило — ощущения знакомые по опытам с искусственными многоячеистыми композициями. Некоторые из них, к сожалению очень немногие оказались очень благотворными, например, пчелиные соты; в старину головные боли снимали обычным мучным ситом: о том, что решетка из ладоней со слегка расставленными пальцами обладает болеутоляющими свойствами, читатели уже знают из телепередач и журналов. Добавлю от себя, что это может делать буквально каждый, а не только некие особо одаренные экстрасенсы.


А нас окружает уже в значительной части искуственный мир из предметов, далеко не всегда благотворно влияющих на организм. Вспомним, как неуютно лежится на поролоновом ложе после привычного ватного матраца; через ночь-другую человек привыкает и к этому.


Благотворно ли воздействие на человека изогнутых И-образно березовых стволов — установить мне пока не удалось. Был бы благодарен тем из читателей, которые повторили бы мой опыт и не только рукой и палочкой: попробуйте сесть или лечь так, чтобы голова находилась как раз под аркой ствола, в течение десяти-пятнадцати минут. Есть ли разница в воздействии живого и такого же, но сухого дерева? О самочувствии напишите мне по адресу: 633128, Новосибирск, Краснообск, А/Я 98.


Как жаль, что я когда- то не догадался попытаться спасти мой чудесный Лесочек от топора, скота, людского равнодушия! Ведь у каждого колочка-перелеска — свой образ, своя история, свой живой мир, свои тайны.


...Я так мечтал недавно: привезу своего пятилетнеего внука в Исилькуль, проведу его теми же маршрутами, по которым мы когда-то топали с Олей и Сережей. Увы, этого теперь не сделать: тут — захламлено, там — перепахано, дальше — погублено, обожжено химикатами, застроено, срыто, затоптано... Но я поведу его дальше в экологические заказники совхоза Лесной, Мичуринский, Украинский. О последнем — в одном из следующих рассказов.

В. ГРЕБЕННИКОВ