02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Жизнь травяных джунглей. В.С. Гребенников. Вечерний Новосибирск, 05.07.1985

Скан/Scan

экологический всеобуч


ЖИЗНЬ ТРАВЯНЫХ ДЖУНГЛЕЙ


Среди первых лауреатов журнала Природа и человек есть два новосибирца. Это вице-президент АН СССР академик А. Л. Яншин, много лет проработавший в нашем городе, и энтомолог В. С. Гребенников, получивший звание лауреата-84 за организацию первых в стране энтомологических заказников. Сегодня мы публикуем его статью.


Первый в стране заказник для охраны полезных членистоногих был создан в 1969 году, а в 1972 году утвержден Омским облисполкомом — жил я тогда в Омской области. Сейчас же в стране функционируем множество школьных, вузовских, научных, совхозных, колхозных микрозаповедников для охраны мелкой фауны и флоры. Эта форма охраны природы еще в 1975 году была удостоена благодарности Академии наук СССР, а в конце 1984 года Министерство сельского хозяйства СССР и ВАСХНИЛ специальными документами рекомендовали расширять сеть энтомологических заказников по всей стране.

В нашем городе и окрестностях пока 4 таких участка (правда, еще не утвержденных местными Советами): один на станции юннатов в Академгородке, три — в ВАСХНИЛ-городке. Они огорожены, здесь созданы все условия для размножения полезных насекомых.

...Стройная оса-аммофила, громко жужжа, роет норку в земле. Окончив строительство комнатки для потомства, оса летит на ближние поля и, после долгих поисков, находит там гусеницу нужного вида и размера. Более удивительное происходит потом. Несмотря на сложный путаный маршрут, проделанный осой в поисках добычи, она, не взлетая, тащит тяжеленную гусеницу волоком с расстояния многих десятков метров до норки строго напрямик к ней — через комья земли, травинки, канавы, другие препятствия. Чем она руководствуется при выборе этого кратчайшего пути? Ученым это до сих пор неизвестно.

Или классический опыт Фабра: самка бабочки вида ночной павлиний глаз помещена под толстый стеклянный колпак. Наступает вечер, и вот издалека к колпаку подлетает один самец, другой, третий... Летят со всех сторон, кругом — темнота, ничего не видно. Химические призывы, которыми, кстати, широко пользуются насекомые в поисках брачных партнеров, здесь исключены: щели под колпаком заклеены, все протерто спиртом. Как много бы дало навигаторам, связистам, разведчикам познание этой удивительной тайны! Успеть бы ее разгадать до вымирания вида: бабочка теперь встречается крайне редко, занесена в Красную книгу.

В совсем же недавних справочниках по садоводству она все еще фигурирует как вредитель, подлежащий уничтожению...

А сколько тайн было сокрыто (и ушло безвозвратно) в подземных катакомбах диких пчел, многие виды которых исчезли на огромных территориях под натиском всемогущего антропогена. Из многих сотен их видов мы успели с толком использовать лишь два: люцерновую пчелу-листореза и добрую старую медоносную пчелу. От нее взято вон сколько: мед, воск, прополис, маточкино молочко, цветочная пыльца, целебный пчелиный яд; наконец, опылительная ее деятельность... Вроде бы все.

Но недавно оказалось: построенные, но пустые старые соты — сушь, как говорят пчеловоды — возбуждают особые физические волновые процессы, под влиянием которых нервные импульсы человека меняют свои характеристики, вызывая общее успокоение, ослабление многих головных и иных болей, временное расширение носовых ходов при насморках, что должно всерьез заинтересовать медиков. Впрочем, почувствовать благотворное воздействие пчелиных сотов может каждый: для этого пачка из четырех-пяти рамок с сушью закрепляется горизонтально сантиметрах в пяти над головой сидящего; поза свободная, глаза закрыты. По истечении десятка минут место под сотами уступите поочередно вашим знакомым. Впечатлениями обменяйтесь лишь по окончании всей серии опытов, о чем напишите автору этих строк по адресу: 633128, СО ВАСХНИЛ, абонементный ящик 98. А если у кого сохранилось старое бумажное гнездо ос, то проделайте аналогичный опыт и с ним, ячейки его должны смотреть вниз.

Мир насекомых эволюционно совершенствовался на 200 миллионов лет дольше, чем мы, млекопитающие, именно поэтому он невообразимо сложен, совершенен и тонок. Уберечь его от полного истребления из-за сиюминутных нужд — вот главная роль энтомологических заказников.

Особую опасность таит так называемый аэрозольный способ истребления насекомых, который рекламируется как некая панацея. Мельчайшие, в 6-8 микронов частицы ядовитого тумана образуют огромную тучу, фактически неуправляемую. Чудесница-химия, оснащенная мощными аэрозольными генераторами, в неумелых руках — жидкость распыляется авиатурбиной только ночью — может нанести непоправимый вред всему без разбора живому. Но это — предмет особого разговора.

А что касается организации энтомологических заказников и связанных с этим формальностей, то об этом я подробно рассказал в своей книге Шмели — опылители клевера (Россельхозиздат, 1984). Такие участки можно организовывать и в городах, очистив и огородив небольшие ненужные овраги, уголки парков, пустырей, задворки. Шефами их могут стать вузы, школы, кружки любителей природы, клубы по интересам при ЖЭКах, отдельные энтузиасты. Поддержку в этом охотно окажет областной совет ВООП, где недавно организована секция охраны насекомых. В таких городских микрозаповедниках при должном уходе и охране отлично приживаются шмели, муравьи, одиночные пчелы и осы, многие — многие другие наименьшие собратья наши по планете. Каждый такой участок — незаменимое наглядное пособие в деле экологического и эстетического воспитания молодежи.


В. ГРЕБЕННИКОВ,

энтомолог.