02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Искусственный гербарий. В.С. Гребенников. Пчеловодство, 1976, №3, с.28-29

Обмен опытом

Искусственный гербарий

При обычной традиционной гербаризации, к сожалению, не сохраняются форма и окраска цветков растений. Цветок сплющивается, выцветает или буреет (лишь желтые лепестки сохраняют цвет дольше других), превращаясь в некий «двухмерный документ», который имеет мало общего с живым оригиналом, радующим глаз человека и издалека зовущим к себе пчел и других насекомых. Засушенные в горячем песке цветки, хоть и сохраняют общую форму, но все равно очень изменяют окраску, хрупки и недолговечны. Заспиртованные (погруженные в консервирующие жидкости) цветки через короткое время теряют цвет; такие препараты малоэстетичны, а как пособие по антэкологии — вовсе непригодны.

Многолетние поиски удовлетворительного способа гербаризации цветков нектароносов привели меня к несколько окольному решению задачи: для коллекции я использую не сам оригинал, а документальный его слепок, полученный механическим путем. Затем этому слепку придаю натуральный цвет оригинала. Экспонаты, вполне точно передающие форму и окраску цветка, могут служить круглогодичным пособием для учебных заведений и курсов, где преподается пчеловодство. Такую коллекцию я заложил и ежегодно пополняю для музея Сибирского НИИ химизации сельского хозяйства.

Вот как я делаю эти вечные цветки.

Сильно разогретый у электрокамина и тщательно перемешанный руками комок пластилина (объем с кулак) слегка сдавливаю между двумя дощечками или старыми книгами (между пластилином и доской кладу по листку бумаги) до получения толстой (около 3 см) лепешки. Заранее, чтобы не остыл пластилин, на стол кладу половинку чашки Петри дном вверх и накрываю ее лоскутком ткани размером примерно 12×12 см. Поверх него располагаю свежесрезанный стебель с цветком, небольшим количеством листьев и бутонов.

Пластилиновую лепешку беру в руку, дополнительно подогреваю одну сторону у электрокамина, чтобы она чуть залоснилась от жара, и опускаю ее на растение (горячей стороной вниз) с таким расчетом, чтобы центры лепешки и чашки Петри совпали. Убираю руку, покрываю пластилин сверху новым листком бумаги, снова доской или книгой, и небольшим усилием руки придавливаю пластилин через доску к объекту, чтобы лепешка несколько раздалась в стороны, за края чашки Петри, и стала тоньше — примерно около двух сантиметров. Делаю это как можно быстрее, чтобы сохранить высокую температуру пластилина и его податливость.

Выдавшиеся за чашку края пластилиновой лепешки тщательно подвертываю вниз, обминая их пальцами по всей окружности,— это борта будущей формы. Тканевая прокладка предотвращает прилипание пластилина к стеклу (к ткани, рыхлой бумаге и растениям пластилин не прилипает) и пластилиновое корытце без труда снимается с чашки. Для этого лучше повернуть весь комплект пластилином вниз, сначала извлечь чашку Петри, затем поднять ткань, а после этого осторожно, за стебель, вытащить растение.

В результате этих процедур на дне пластилинового круглого корытца остается вогнутый отпечаток растения. Это форма для отливки.

Погружаю форму в ванну с холодной водой — пластилин при этом становится твердым. Тем временем развожу водой немного порошкового гипса, тщательно перемешивая его жесткой кистью до консистенции сметаны. Перевернув форму, стряхиваю прилипшие к ней капли воды. Вливаю гипс в охлажденную форму (он должен лишь прикрыть дно). Быстрыми движениями другой (мягкой акварельной) кисточки выгоняю пузырьки воздуха из тонких и глубоких впадин формы — следов стеблей, тычинок, шипов и т. п. Для этой же цели полезно сильно протрясти форму на каком-нибудь самодельном несложном устройстве или просто с размаху бросить ее (но строго плашмя!) несколько раз на стол. Если этого не сделать, на месте воздушных пузырьков на слепке получатся неприятные раковины.

Когда слой гипса начнет затвердевать (обычно через три-пять минут), я укладываю на него арматуру из алюминиевой проволоки — кольцо диаметром сантиметров семь и проволочное ушко для подвески экспоната. Разведя новую порцию гипса, вливаю ее в формочку до самых краев.

Когда весь гипс окончательно затвердеет (минут через 15—20), комплект кладу в таз с горячей водой, в которой по прошествии нескольких минут пластилин без труда отделится от гипса. С рельефа не очень сложной формы без мелких выступающих деталей форму можно снять и без подогрева, осторожно отгибая пальцами пластилин сбоку.

Оригинал (живой цветок) сразу после извлечения из пластилина ставлю в стакан с водой — он необходим для дальнейших процедур.

Гипс при комнатной температуре сохнет долго, поэтому для быстрого его высыхания лучше воспользоваться тем же электрокамином. Совсем высохший слепок будет белым, теплым и, если ударить его ногтем,— звонким.

Придание естественной окраски требует некоторых художественных навыков. Работа эта затруднена тем, что гипс очень порист и «тянет» краску. Клеевые грунтовки облегчают работу, но забивают мелкие детали рельефа, и я большей частью пишу по чистому негрунтованному гипсу обычными художественными масляными красками, разбавленными чистым бензином. Оригинал (цветок) кладу рядом на тот же (или такой же) гипсовый фон и стараюсь добиться полного визуального сходства окраски слепка и живого оригинала путем тонких жидких прописок. Эту часть работы лучше делать при рассеянном верхнем свете или прямо на воздухе.

Для передачи только формы цветка бывает достаточным оставить слепок в белом гипсе без применения красок.

Цветки чашевидной формы (например, яблони) передаю следующим образом. Когда цветок с расправленными лепестками фронтально впечатан в пластилин, снимаю ткань и изображение цветка дополнительно вдавливаю в форму на 5—10 мм небольшой колодочкой круглой формы с вогнутой передней стороной, обернутой трикотажной тканью. Колодочки эти делаю из того же пластилина. Диаметр колодочки и вогнутость должны соответствовать размерам и форме цветка. После этого производится заливка гипсом.

Цветки, имеющие полости (норичниковые, бобовые и др.), я предварительно «пломбирую» гипсовой суспензией с помощью пипетки. Чашечку перед этим протыкаю иглой, чтобы при заливке полости гипсом вышел пузырек воздуха. После затвердевания гипса растение впечатываю в пластилин, как описано выше.

Иногда к переднему плану рельефа для естественности прикрепляю сухую веточку этого же растения.

Ботанические глиптотеки (глиптотека — коллекция скульптурных изображений) практически вечны, достаточно документальны и в то же время эстетичны. Они успешно демонстрировались на выставках, организованных на седьмом съезде энтомологов в Ленинграде, на восьмом Международном конгрессе по защите растений, а также в Зоологическом музее в Москве. Но убедительней и беспристрастней всех записей в книгах отзывов было поведение медоносных пчел, настойчиво проверявших гипсовые вечные цветки, пока они, окрашенные, сохли у меня на балконе.


В. С. Гребенников,

научный сотрудник Сибирского

научно-исследовательского института

химизации сельского хозяйства


Рис. 1. Коллекция цветков весенних медоносов и пыльценосов Сибири. Слепки получены с оригиналов механическим путем и раскрашены в соответствии с живыми оригиналами. Слева направо, верхний ряд: 1 и 3 — ивы, 2 — прострел (сон-трава), 3 — яблоня; нижний ряд: 4 — одуванчик, 5 — бобовник (степной миндаль), 6 — горицвет (адонис), 6 — ноннея.

Фото И. Н. Ривиной


Рис. 2. Один из экспонатов этой коллекции — цветущая яблоня — при большем увеличении. На переднем плане слепка помещена натуральная ветка.

Фото И. Н. Ривиной


Рис. 3. Документальный слепок цветков окопника, раскрашенный в соответствии с живым оригиналом.

Рис. 4. Документальный слепок цветка гороха, выполненный в белом гипсе без тонировки.

Фото Е. П. Крутоголова