02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

О путях экологической оптимизации агроценозов Западной Сибири. В.С. Гребенников. В кн. Биологические методы борьбы с вредными организмами, Новосибирск, СО ВАСХНИЛ, 1980, с.8-11

УДК 585.7-15

В.С. ГРЕБЕННИКОВ

О ПУТЯХ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ОПТИМИЗАЦИИ АГРОБИОЦЕНОЗОВ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

Основными предпосылками интегрированной борьбы с вредными насекомыми являются правильная организация не только севооборота, но и всего прилегающего к полям ландшафта [1]. Невозделываемые участки способны накапливать полезную, вредную мезо- и микрофауну и сорные растения. Такие территории, с нашей точки зрения, следует четко разграничить в биоценологическом отношении на три категории.

I. Участки, где сохранились естественные ценозы. Это остатки естественной луговой растительности, существовавшей до возделывания культурных растений. Они не являются рассадниками вредителей, так как в них продолжают действовать механизмы биоэкологической регуляции. Эти участки в массе продуцируют и накапливают разнообразные виды энтомофагов и опылителей, особенно в тех местах, где проводятся мероприятия, направленные на искусственное улучшение условий обитания полезных видов.

II. Участки с вторично сформировавшимися ценозами (лесополосы, старые залежи, выпасы), где экологические связи нарушены частично или развиваются в новых упрощенных вариантах, что дает возможность развиваться вредным организмам и полезной мезофауне.

III. Участки, где экологическое равновесие полностью нарушено (недавние залежи, пустыри и другие территории, подвергшиеся интенсивному антропогенному воздействию). В таких местах, как правило, произрастают сорные растения, которые не только распространяются на соседние поля, но и накапливают много вредителей, в частности лугового мотылька.

При прогнозировании фитосанитарной обстановки приходится всесторонне оценивать влияние территорий, прилегающих к полям, классифицируя их по предлагаемой схеме во избежание угнетения или уничтожения энтомофагов и опылителей на посевах кормовых культур и на семенных участках кормовых бобовых трав.

В течение ряда лет нами проводилась работа в Омской и Новосибирской областях по сохранению и усилению популяций энтомофагов и антофилов в колках, окруженных посевами различных культур, в том числе люцерны и клевера.

В 1970 г. в совхозе Лесной Омской области организован заказник полезной энтомофауны площадью 6,5 га, в которой не скашивают травостой, не выпасают скот, запрещен проезд по территории. Наблюдения 1978 г. показали заметное увеличение в заказнике по сравнению с прошлыми годами и с соседними колками численности наездников надсемейств Chalcidoidea и Proctotrupoidea, семейств Ichneumoidae и Braconidae, тахин многих групп и ктырей. Численность активных опылителей — шмелей — поддерживается в заказнике на высоком уровне. Так, в начале августа 1978 г. здесь обитало 11 видов шмелей: Bombus distinguendus, B. maculidorsis, B. hortorum, B. subterraneus, B. Serrisquama, B. sicheli, B. equestris, B. lucorum, B. agrorum, B. helferanus, B. subbajcalensis. Появились активные опылители люцерны — одиночные пчелы рода Anthidium, не встречавшиеся в этом районе в течение нескольких десятков лет. Увеличение численности и видового состава полезной мезофауны объясняется сохранением природного лугового травостоя, с которым экологически связаны многие виды тахин, наездников, пчелиных.

Работы по увеличению численности полезных членистоногих недороги и просты — обнесение участка легкой оградой, установка искусственных гнездовий и трубчатых гнездилищ из тростника [2]. Их заселяют пчелы осмии и мегахилы, осы-парализаторы из семейств Eumenidae и Pemphredonidae, заготавливающие значительное количество тлей, личинок и жесткокрылых.

Для роста плотности населения шмелей — опылителей клевера — ежегодно устанавливали подземные и надземные гнездилища разных конструкций, которые охотно заселяли самки шмелей и создавали в них зачастую многочисленные семьи. Это увеличивало семенную продуктивность клевера на расположенном рядом поле.

На полях СибНИИ кормов сравнивали клевер Новосибирский CT-I двух семенных питомников. Один из них находился рядом с микрозаповедником, охраняемым от антропогенного воздействия (рисунок), где в искусственных гнездилищах жили семьи шмелей. Другой питомник окружали очень сходные, но неохраняемые биотопы, искусственные гнездовья отсутствовали. Агротехнические условия одинаковы в обоих питомниках.


Микрозаповедник полезной мезофауны СибНИИХима и СибНИИ кормов под Новосибирском


Семенная продуктивность клевера с поля, расположенного рядом с микрозаповедником, оказалась вдвое выше контроля (таблица). Среди шмелей, работавших на этом клевере, преобладали длиннохоботные видов B. hortorum и В. distinguendus. Микрозаповедник продуцировал большое число шмелей, чем и объясняется значительная разница в обсемененности клеверных соцветий. Других причин установить не удалось.


Влияние микрозаповедника на семенную продуктивность красного клевера (СибНИИ кормов, 1977)


В 1978 г. опыты были продолжены нами в расширенных вариантах (оборудованы надземные ульи для шмелей, увеличено количество трубчатых гнездилищ для мелких перепончатокрылых), что привело к еще большему насыщению клеверного семенника длиннохоботными опылителями.

Параллельно мы изучали энтомофауну микрозаповедника с тем, чтобы выяснить, не является ли он накопителем мезофауны, вредной для смежных полей. Наблюдения показали, что даже многоядный вредитель, луговой мотылек, причинивший летом 1978 г. значительный вред сельскохозяйственным и лесным культурам, встречался в микрозаповеднике значительно реже, чем на окрестных залежах и пустырях, поросших сорняками; это были, несомненно, случайно залетевшие бабочки. Нами не отмечено ни одного случая поедания гусеницами лугового мотылька диких луговых растений в микрозадоведниках Новосибирской и Омской областей, в то время как на сорной растительности залежных участков наблюдался массовый их выплод.

Таким образом, предположения ученых о положительном влиянии охраняемых участков с популяциями полезных членистоногих на соседние поля сельскохозяйственных культур, на их продуктивность и фитосанитарное состояние подтверждаются.

В. Ф. Палий [3] предлагал размещать микрозаповедники диффузно - в среднем один микрозаповедник площадью 1 га на 50 км2, на расстоянии 10 км один от другого. Мы считаем такое количество недостаточным.

Лесостепь Западной Сибири с многочисленными колками дает возможность развернуть работу по созданию микрозаповедников более широко. Чрезвычайно ценны такие участки для сохранения генофонда аборигенных энтомофагов и антофилов. В тех местах, где колков недостаточно, целесообразно восстанавливать хотя бы небольшую часть природных биотопов. Молодая залежь служит пристанищем для сорной растительности, однако если ее не перепахивать, но скашивать сорняки до цветения, через несколько лет появляются первичные луговые растения, которые постепенно вытесняют сорную растительность. Такой участок уже не представляет опасности в фитосанитарном отношении и принесет прямую пользу, продуцируя энтомофагов и антофилов. Возможно ускоренное восстановление исходных биоценозов путем посева соответствующих растений.

В заключении можно сказать, что в Западной Сибири намечаются два основных пути экологической оптимизации агробиоценозов: сохранение местообитаний полезной мезофауны в колках путем их заповедывания, улучшения условий гнездования нужных видов и восстановление биоценозов по схеме молодая залежь — старая залежь — разнотравный луг.

Для дальнейшего изучения этих проблем назрела необходимость организации лаборатории сельскохозяйственной экологии при СИбНИИХиме.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гиляров М. С. Важнейшая проблема современности. — Защита растений, 1975, №8, с. 33-34.

2. Гребенников В. С. Привлечение ос-энтомофагов и микрозаповедники. — Природа, 1975, №4, с.92-93.

3. Палий В. Ф. О создании сети заповедников для сохранения мезофауны. — Экология, 1974, №4, с.91-93.