02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Способом стереоскопических интерпретаций. В.С. Гребенников. Изобретатель и рационализатор, 1975, №8, с.26-27 (обложка)

идея и модель


ДЕКОРАТИВНАЯ ТЕХНИКА

СПОСОБОМ СТЕРЕОСКОПИЧЕСКИХ ИНТЕРПРЕТАЦИЙ

В. С. ГРЕБЕННИКОВ НЕ ПОЛУЧИЛ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ, НО НА НАУЧНЫХ СИМПОЗИУМАХ И КОНГРЕССАХ НЕ РАЗ ВЫРАЖАЛАСЬ ЕМУ БЛАГОДАРНОСТЬ. В МАРТЕ 1975 ГОДА В МОСКОВСКОМ ЗООЛОГИЧЕСКОМ МУЗЕЕ ПРОХОДИЛА ВЫСТАВКА РАБОТ В. С. ГРЕБЕННИКОВА.

Фото Б. РОЖДЕСТВЕНСКОГО


Может быть, в свое время я сделал ошибку, что не ушел в технику, по стопам отца, механика, автора 16 изобретений, среди которых и бесшумные станки для насекания напильников, и аппарат для добычи золота, и даже арбалет. Другие стихии увлекали меня: биология и искусство. Но, видно, отцовская жилка дает знать о себе и здесь.

По специальности я энтомолог. Мне ежедневно, ежечасно приходится сталкиваться с миром удивительных существ, насекомых, обладающих неисчислимым множеством патентов природы. Некоторые из этих устройств инженеры уже позаимствовали. И что для меня особенно отрадно (я ведь художник), в научных и технических журналах стали появляться материалы о возможности использования принципов рациональной окраски живых существ.

Насекомые никогда не были предметом анималистического (звериного) искусства, разве что вводились в картину как второстепенные статисты. Думаю, что это упущение. Мир необычайно разнообразных существ, с очень выразительной внешностью должен стать предметом самостоятельного раздела анималистического искусства. Не беда, что насекомые мелки, тут выручает оптика: все дело в том, какими глазами смотреть на этот мир...

Писать насекомых красками нелегко. Трудны для передачи, например, мелкоямчатые фактуры покровов (жукам они нужны для прочности и эластичности хитиновых покровов), меховые одеяния, а особенно трудно найти ключ к живописному изображению металлически-блестящих и опалесцирующих красок. Зачем они нужны насекомым, пока толком и не выяснено; оптическая природа таких структурных (в отличие от пигментных) окрасок очень сильна. Насекомое фактически черное, но в крохотных призмочках, линзах, чешуйках поверхности падающий свет отражается, преломляется, интерферирует, и жук сияет то как изумруд, то как полированный кобальт, рубин, иногда со сложным радужным зрачком в центре блика.

Работая над проблемами экологических связей насекомых-опылителей с цветковыми растениями, я задумывался над усовершенствованием существующих способов гербаризации, при которых растение ссыхается, буреет, теряет главное — форму, фактуру, цвет. Нельзя ли увеличивать цветки растений? Многолетние поиски привели к некоторому успеху. На выставке можно было видеть десятка три таких вечных цветков из моей ботанической глиптотеки.

Почему глиптотеки? Ведь глиптотекой называется собрание скульптурных произведений? А потому, что цветки эти тверды; собственно, это не сами цветки, а их гипсовые двойники, слепки, документально точные по форме, а затем окрашенные.


Эта веточка, как и все декоративные пластинки с выпуклым контуром, сначала была отформована на пластилине. Затем форму залил гипсом, слепок пропитал клеем и тонировал соответственно оригиналу.


Растение я сначала вдавливаю в сильно разогретый, почти жидкий пластилин. Когда пластилин охладится, загустеет, углубленная форма с отпечатком растения заливается гипсом, подвергается вибрации (для изгнания пузырьков воздуха). Гипс твердеет; и тогда форма снова сильно разогревается, чтобы не сломались тончайшие детали хрупкой отливки, и слепок отделяется от формы.

Растение при этом остается живым, на корню, и по мере его роста и развития можно получать все новые и новые отливки — целую серию. На выставке можно было видеть много таких слепков: для исследований, музейных, декоративных... Обидно, что ВНИИГПЭ заявку отклонил.


КОММЕНТАРИЙ ИРа: Листья и травы, гроздья ягод и насекомые — все в натуральную величину. Это вечный гербарий из гипса. Гроздь красноплодной рябины с листьями. На листьях видны все жилочки, передается фактура каждой веточки, грозди в целом. Гипсовые слепки снимались даже с живых насекомых. После этого не сильно пострадавших насекомых можно было выпускать на свободу. Особенно интересны экспонаты, которые получаются после покрытия гипсового слепка алюминиевой пудрой. Слепки становятся похожими на чеканку по металлу, только с недоступными чеканщику подробностями.


Такая же учесть постигла мои стереоблоки. На заявку — отказ. Другое дело — книги отзывов посетителей выставки, прошедшей в Ленинграде, а затем в Москве. Вот, например: Впечатление колоссальное. Рассказать об этом нельзя. Это надо увидеть. Не видел ничего подобного. Особенно хороши объемная графика и живопись. Такое увидишь только в стереокино...

Секрет получения таких объемных и в то же время плоских изображений не хитер. На несколько стекол (потом они будут сложены в стопку) краской наносятся штрихи и мазки в соответствии с глубиной изображения и объемам натуры. Обычным стальным пером я делаю штрихи или точки, или слабенькие прозрачные мазки ватным тампоном. Если эти штрихи и мазки лягут правильно и будут сделаны хорошим цветом, изображение получится объемным. Мало того, этим способом удается показать внутреннее строение, допустим, животного, изобразить взвешенные в пространстве тела, частицы, дымы, туманы, гели, облака, небесные тела и их системы, атмосферы, взрывы, траектории и многое другое. При всем при этом возникают интересные оптиковизуальные эффекты, эмоциональную и психологическую природу которых я сейчас изучаю. Простота способа при этих эстетических эффектах позволяет говорить о возможности его применения для создания в станковом искусстве, в музейных экспозициях учебных пособий (стереоблоки легко тиражировать), в архитектуре — например, в стереовитражах. Об этом может сказать моя фантастическая многопредметная композиция Монады, экспонировавшаяся на выставке и выполненнная способом, как я его назвал, стереоскопических интерпретаций.


КОММЕНТАРИЙ ИРа. Стереоблоки В. С. Гребенникова действительно нужно видеть, и цветная фотография на четвертой странице обложки — это только тема, краткий конспект изображенного. История живописи, древнейшего из изобразительных искусств, всегда получала толчки от новых способов передачи пространства. Леонардо да Винчи развил учение о линейной и воздушной перспективе — и это на века послужило основой для развития живописи. Витражи, картины, выполненные из прозрачных материалов, не столь древни, как живопись (всего лишь XII столетие нашей эры) и всегда служили исключительно декоративным целям. Не исключено, что скромный по размерам стереоблок Гребенникова (восемь отмытых фотопластинок 12?18 см), станет началом нового этапа не только в декоративном искусстве, но и в живописи. Впервые художник может сознательно (после выработки правил и приемов работы) создавать кистью и пером стереоизображения в цвете.


В. С. Гребенников: По стопам отца-механика я не пошел, может быть, только тематически, а по существу — пошел: в моей работе тоже без изобретательства нельзя.


Стереоэффект получается очень сильным, даже на меленьком блоке. Большую роль конечно, играет здесь и фон, и подсвет. Подхвати эту новинку архитекторы и декораторы, и мы увидели бы в общественных зданиях грандиозные, феерические изображения космических далей, планет, жизнь в глубинах океана, разгул могучих стихий.

Велики и возможности использования стереоблоков в наглядных пособиях. Выставленный Гребенниковым стереоблок с анатомией осы позволяет, нисколько не напрягая зрение, рассмотреть все системы организма насекомого. Несомненно, что и кристаллографы, и структурщики, нуждающиеся в наглядном изображении очень сложных систем, тоже смогут воспользоваться этим новым способом.

Мои зеркальные муляжи можно применять для изображения двухсторонне-симметричных объектов, например, тех же насекомых. Левая половины изображения — реальная (лепка, роспись и т. д.), правая — отражение в зеркале. Иллюзия целостности изображения почти полная. К тому же — экономия экспозиционной площади: изображение имеет гораздо большие размеры, чем демонстрационная коробка.

Несколько слов об изготовлении декоративных пластинок с выпуклым контуром. Сначала я намазываю листок картона нетолстым слоем пластилина. Стержнем, палочкой процарапываю в нем канавки в соответствии с эскизом изображения. Эта форма заливается гипсом. Но суспензию гипса делаю жидкой, редкой, чтобы высушенная отливка была легкой, пористой. Затем хорошенько, насквозь, пропитываю ее клеем БФ-2. Получается чрезвычайно прочный материал, похожий на кость, причем отливка сохраняет мельчайшие подробности формы. Во время заливки гипсовой суспензии вкладываю в изделие проволочную арматуру. Дешево и сердито, а, главное, доступно широкому кругу самодеятельных и профессиональных художников. После этого отливку можно тонировать красками, лаками, металлической пудрой. Можно добавлять краску в гипс заранее — получается материал, например, под терракоту.

На выставке не было обычных пейзажей, натюрмортов, портретов и композиций. Рисовал и писал я в этих жанрах тоже немало, были у меня и выставки, самодеятельные и профессиональные. Двенадцать лет я работал преподавателем в детской художественной школе в Исилькуле Омской области, сам же организовал эту школу. Она и сейчас работает.

Но первые мои работы были посвящены совсем другой теме. На выставке, посвященной 25-летию коллектива наблюдателей Московского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества в Москве, экспонировались шесть моих рисунков, сделанных с помощью самодельного телескопа-рефрактора с натуры — с Луны, с отдельных ее участков. В юности увлекался астрономией, намастерил много приборов, инструментов. Занимался я тогда главным образом метеорами, имею несколько печатных работ.

Сейчас работаю над методами привлечения шмелей и одиночных пчел в искусственные гнездовья. На очереди — испытание нескольких конструкций гнездилищ с учетом тонкостей пчелиных и шмелиных характеров. Думаю, как расширить сеть таких микрозаповедников. Продолжаю цикл научных публикаций Охрана и разведение полезных насекомых (уже вышло около 35 статей). В работе живописно-графическая серия портретов насекомых. Дорабатываю конструкцию стереоскопа, вкладывающего в книгу со стериоиллюстрациями... Участвую в создании энтомологического музея Сибирского института химизации сельского хозяйства... Хочу как можно лучше построить экспозицию отдела Насекомые и цветы, который, как считаю, непременно должен быть организован в будущем новом здании Дарвиновского музея в Москве... Ищу новые приемы и способы изображения. Мечтаю, где бы и с кем бы осуществить давнюю идею объемной и сверхобъемной рентгеноскопии и рентгенографии, выношенную уже до деталей.


В. С. ГРЕБЕННИКОВ,

младший научный

сотрудник СибНИИХима


В НАТУРЕ ЭТИ КАРТИНКИ ЕЩЕ И ОБЪЕМНЫ. АВТОР, ЭНТОМОЛОГ В.С. ГРЕБЕННИКОВ, РАЗРАБОТАЛ НЕСКОЛЬКО ОРИГИНАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ДЛЯ КОНСЕРВАЦИИ ЖИВЫХ РАСТЕНИЙ И ОРГАНИЗМОВ.