02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Чудесная игла изостемы. В.С. Гребенников. Знамя (Исилькульский р-н, Омской обл.), 17.10.1978

Скан/Scan

Чудесная игла изостемы

Есть такие полезные насекомые — наездники. Большей частью это крылатые стройные существа, отдаленно напоминающие ос. Они откладывают яички в тело насекомых других видов. Вышедшее из яиц потомство полностью выедает жертву изнутри, обрекая ее на гибель. У многих наездников сзади брюшка длинная игла или пика яйцеклад, с помощью которого одни виды наездников просверливают глубокие ходы в древесине, где скрыта личинка жука-дровосека, другие пронзают ткань листа или стебля, чтобы достать затаившуюся там жертву.

Яйцеклад — тонкая острая трубка — защищен футляром, как бы длинными ножнами.

Многочисленное и многообразное племя наездников держит под бдительным контролем численность многих вредителей сельского и лесного хозяйства, но, конечно, там, где есть условия для питания и развития этих полезных насекомых — природные некошеные луговины, опушки, колки, лесополосы. Проведешь здесь по траве пару раз сачком — непременно в него попадет несколько десятков наездников, крупных, средних, мелких и мельчайших.

Однажды я разглядывал население одной из таких лужаек в окрестностях Исилькуля в микроскоп. И вдруг увидел крохотное, с миллиметр, создание с какой-то странной дугой, растущей из основания брюшка, огибающей грудку сверху и упирающуюся в затылок наездничка. Для чего, думаю, такой отросток? Может, для того, чтобы прочная хитиновая дуга защищала спинку насекомого? Но зачем?

С тех пор наездники эти попадались мне в травах время от времени в течение нескольких лет, но, увы, загадку необычного рога я так и не мог разгадать. Узнал лишь, что наездничек тот называется изостемой и паразитирует на личинках комариков-галлиц, скрывающихся в особых наростах на растениях-галлах, сотворенных вредными комариками. А дуга так и оставалась непонятной.

Но недавно загадка все ж была раскрыта, хотя и не полностью. Проткнуть яйцекладом стенку галла, плотную и многослойную, наверное, ох как непросто. Яйцеклад же изостемы — микроскопической толщины волосок, невидимый невооруженным глазОМ, однако довольно длинный. Но хранить этот тончайший, быть может, очень сложный прибор в длинных наружных двустворчатых ножнах, как это делают наездники покрупнее, крошке-изостеме почему, то нельзя: быть может, на воздухе этот прибор пересохнет или еще как-то испортится. И в нерабочем положении самка изостемы втягивает яйцеклад внутрь брюшка. Но брюшко не очень вместительное и в него спряталась бы только малая часть галлобура. Мастерица-природа поступила иначе: коль яйцеклад в состоянии покоя не умещается в брюшке, то насекомое для этого имеет дополнительный пенал, растущий из середины туловища.

В отросток этот, достающий до самой головы, и прячется основание втягиваемого внутрь тела яйцеклада, при очень незначительном изгибе (круто перегибать яйцеклад нельзя), а остальное умещается в брюшке.

Не правда ли, оригинальное и мудрое решение?

В. ГРЕБЕННИКОВ, член общества Друзья Жана-Анри Фабра.

На рисунке автора: наездник-изостема с выпущенным яйцекладом. Сильно увеличено.

Редактор Н. И. РАДУЛ.