02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Гудят шмели над поляной. В.С. Гребенников. Вечерний Новосибирск, 02.06.1979

Скан/Scan

субботний репортаж

ГУДЯТ ШМЕЛИ НАД ПОЛЯНОЙ

В микрозаповеднике, о котором Вечерка писала в прошлом году (он разместился в одном из колков на полях научно-исследовательских институтов Сибирского отделения ВАСХНИЛ между Затулинским жилмассивом и Краснообском, в этом году снова развернуты разнообразные исследования.


В частности, изучается вопрос: сколь долго можно сохранять в непосредственной близости от быстро растущего города популяцию издавна обитавших тут шмелей нескольких видов — ценных опылителей сельскохозяйственных культур. Ведь известно, что под натиском хозяйственной (а порой и бесхозяйственной) деятельности человека шмелиное племя быстро отступает, сокращаясь численно, а то и вовсе умирает: мохнатым трудягам с их весьма сложным развитием попросту становится негде жить.

Путем ряда несложных искусственных мероприятий, проводимых на этом маленьком — всего 3 гектара — охраняемом участке природы, удалось добиться заметных успехов. Оказалось, что шмели тех видов, что в природе экологически связаны с грызунами, охотно заселяют имитации мышиных гнезд — закопанные в землю ящички, наполненные ватой.

Микрозаповедник существует три года. Весной 1977 года тут было заложено 17 таких устройств для гнездования шмелей, и в девяти из них уже летом жили шмелиные семьи, принадлежащие к трем различным видам. В следующем, 1978 году для шмелей было приготовлено уже 29 подземных благоустроенных квартир, и в пятнадцати из них успешно развивались добровольно поселившиеся тут шмелиные семьи. Мало того, шмели заселили три надземных улья — что-то вроде скворечника на стойке, наполненного ватой. Все мохнатые квартиранты в тот сезон принадлежали уже к пяти видам.

Шмелиное племя маленькой страны насекомых набирало силу...

Пришел очередной сезон экспериментов — весна 1979 года. Не успели мы и глазом моргнуть, как сошел снег с луговин заповедника, зацвели ивы, засинела медуница. И вот уже люди с лопатами и другим нехитрым инструментом трудятся на поляне — это идет очередная закладка опытов по усилению шмелиной популяции.

И все-таки мы немножко опоздали. Разбираю я кучку прошлогодних материалов под деревом — как среди досок, колышков и другого инвентаря слышу сердитое жужжание — тут загнездилась шмелиная самка! Полдня летала потом бедняга вокруг ненароком разоренного мною жилища, и лишь на следующий день стала вылетать за нектаром без тревоги. Другой случай: забыли мы в прошлом году извлечь на просушку одно из подземных гнездовий, я раскапываю землю, открываю крышку, и взору предстает невиданное: ящик наполовину залит водой, из нее торчит конус плавающей в ней прошлогодней ваты, а на самом его верху там, где посуше, — сидит шмелиха на свежеотложенных яйцах. И подобных случаев досрочного вселения в этом году несколько.

Пришлось отложить все и вся и немедля обеспечить шмелих — будущих основательниц семей и продолжательниц рода большой партией так полюбившихся им жилищ, подземных и надземных, в которых, как это теперь совершенно очевидно, у шмелей острейшая нужда. И хорошо заметно, что обитатели заветной поляны из года в год как бы приучаются быстро находить и заселять именно эти изделия рук человеческих: сказывается поразительная гибкость инстинктов и отменная память, какие-то элементы которой, возможно, передаются по наследству...

Пройдет месяца полтора, и соседнее клеверное поле будет гудеть от шмелей — потомства этих основательниц семей, — совершающих свою извечную мудрую работу: обеспечить дальнейшие поколения кормом и совершить перекрестное опыление клевера. И мы, как и в прошлом году, наверно, опять будем едва успевать подсчитывать шмелей, влетающих и вылетающих из дырочек-летков — так определяется рабочая активность шмелиной семьи.

И еще много-много интересного откроет нам маленький кусочек природы, затерявшейся среди пригородных полей: необычные охоты песчаных ос, наездников, мух-тахин, похождения муравьиных разведчиков, подземные таинства одиночных диких пчел, небывалые превращения златоглазок и верблюдок...

Но об этом — в следующие встречи.

В. ГРЕБЕННИКОВ,

энтомолог, член Международной ассоциации ученых-пчеловодов.

Рис. автора.