02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Гусенице не повезло. Пауки-скакунчики. В.С. Гребенников. Омская правда, 15.08.1975

Скан/Scan

Из блокнота анималиста

Гусенице не повезло

Откуда-то с верхней ветки березы, что у края поляны, спускается на невидимой паутинке небольшая зеленая гусеница, а я стою внизу под деревом, в тени кроны, и не так наблюдаю, как наслаждаюсь прохладой после длинного перехода под палящим солнцем. Да и что особенного теперь может произойти с гусеницей: ей пришла пора превращаться в куколку, вот и отправилась она вниз на паутинке, которую выпускает изо рта, закрепив сначала ее там, наверху, на ветке. Гусенице нужно достичь земли, чтобы зарыться в нее поглубже, и там со спокойной душой превратиться в куколку.

Слегка покачиваясь на ветру и покручиваясь на тонкой шелковинке, будущая бабочка опускалась все ниже и ниже. До земли оставалось метра два с половиной, и я уже приготовил пробирку, чтобы ее открытым горлышком поймать гусеницу, — пусть окуклится в лаборатории.

И тут появился враг.

Он был ростом с комара, со стройным темным телом и прозрачными крылышками — наездник из семейства ихневмонидов. Подлетев к гусенице, он остановился в воздухе и коснулся ее усиками. Гусеница, почуяв недоброе, стала извиваться, но наездник продолжал исследование. Наконец, убедившись, что это именно та личинка, которая ему нужна, уселся на ее спину и стал покусывать бедняге затылок. Гусеница вдруг перестала корчиться, и ихневмонид, сидя на ней верхом, стал деловито колоть ее острым недлинным яйцекладом, торчащим, как жальце, из конца брюшка. Укол — выпущено крохотное яичко. Еще укол, чуть пониже — и снова яйцо. И так несколько десятков раз, с небольшими паузами, во время которых наездник зачем-то покусывал затылок жертвы.

Мне приходилось много раз видеть, как различные ихневмониды нападали на личинок, ползающих по земле и растениям, но чтобы это делалось в воздухе — наблюдал впервые. Наездник словно ждал момента, когда гусеничка окажется в наиболее беспомощном и уязвимом положении.

Откуда же он взялся, враг гусениц, именно в эту минуту, когда личинка зависла между небом и землей? Не иначе сидел где-нибудь на этом же дереве и терпеливо караулил. Мне повезло: наездник явно не торопился, и до окончания яйцекладки я успел отложить пробирку, достать блокнот и сделать набросок этой редкостной сцены прямо с натуры (см. рисунок).

А вот взять гусеницу, чтобы воспитать в лаборатории потомство наездника, мне на этот раз все же не удалось: вскоре после воздушной встречи шелковинка оборвалась, и личинка упала вниз, затерявшись в густой траве. Теперь она обречена: зароется в землю, но окуклиться вряд ли успеет. Ее съедят дети ихневмонида — личинки, которые выйдут из его яиц.

И поделом зеленому червяку: паутинка была прикреплена к листу, со всех сторон обгрызенному вредителем.

Пауки-скакунчики

Эта страшноватая глазастая физиономия, отчасти смахивающая на чебурашкину рожицу, принадлежит махонькому, обычному у нас в Сибири пауку-скакунчику. У скакунчика имеется шесть глаз, направленных в разные стороны, чтобы замечать движущуюся добычу, и еще два огромных круглых глаза спереди (они, кстати, могут двигаться), которыми он, молниеносно повернувшись к добыче, оценивает ее размер и расстояние до нее, чтобы совершить прыжок строго определенной длины и безошибочно накрыть цель.

Пауки не имеют крыльев. Но в теплые тихие дни золотой осени скакунчики (и многие другие мелкие паучки) отправятся в дальние воздушные путешествия. Они совершают их на длинных серебряных нитях, плывущих в синеве. И еще много-много удивительного есть в мире пауков — таинственных созданий, к которым человек как-то привык относиться с неприязнью.

А по мнению ученых, птицы и все другие энтомофаги, вместе взятые, уничтожают гораздо меньше насекомых (в том числе вредных), чем пауки. Это и не удивительно: на каждом квадратном метре суши обитает в среднем от 50 до 150 пауков, и все они — отъявленные хищники. Подсчитано, что общий вес съеденных пауками насекомых на одном гектаре леса за одно лето составляет... два центнера. Трудно представить, что будет с лесами, полями, с нашим урожаем, если почему-либо выведется, исчезнет эта армия наших восьминогих помощников.

Быть может, за все это мы простим паукам их угрюмую внешность? Впрочем, не всегда угрюмую: у скакунчика, с которого я делал этот набросок (см. рисунок), она была куда уж более выразительной и занятной. Но вертелся натурщик ужасно, даже сидя в пробирке под микроскопом: легкое движение руки или головы — моментально повернется в ту сторону и таращит свои громадные прозрачные глазищи, окруженные кольцом коротких светлых ресниц.

В. ГРЕБЕННИКОВ,

научный сотрудник Сибирского научно — исследовательского института химизации сельского хозяйства, член Всесоюзного энтомологического общества и общества Друзья Жана-Анри Фабра (Франция).

Рисунки автора.