02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Маленькие помощники земледельца. В.С. Гребенников. Советская Сибирь, 22.07.1980

Скан/Scan

МАЛЕНЬКИЕ ПОМОЩНИКИ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦА

Сегодня в конференц-зале президиума СО ВАСХНИЛ начнет работу Всесоюзная школа-семинар, на котором ученые, приехавшие к нам из разных городов страны, обменяются опытом работы по охране, привлечению и разведению диких насекомых — опылителей растений. Сегодня один из этих ученых известный энтомолог В. С. Гребенников рассказывает об успехах и проблемах, связанных с охраной и использованием диких насекомых.


Изготовление гнездовий для одиночных пчел. Разведение большого каменного шмеля. Опыт создания искусственных колоний опылителей люцерны — это всего лишь три названия занятий и докладов из большой программы первой всесоюзной школы-семинара по обмену опытом охраны, привлечения и разведения диких насекомых-опылителей растений, которая пройдет нынешним летом в научном центре СО ВАСХНИЛ. Здесь соберутся ученые и практики редких, даже редчайших профессий. — шмелеводы, специалисты по разведению диких одиночных пчел, экологи по опылению насекомыми сельскохозяйственных культур. В числе слушателей руководители республиканских и областных сортсемпромов, совхозов, колхозов, агрономы-семеноводы, селекционеры — те, кому в первую очередь необходим опыт, связанный с усилением деятельности насекомых-опылителей энтомофильных, то есть насекомолюбивых культур.

Много десятилетий мир маленьких помощников земледельца — шмелей и одиночных пчел — оставался вне поля зрения хозяйственников. Считалось, что всю работу по опылению выполняет медоносная пчела. Но оказалось, что цветки с длинным узким венчиком (клевер) или закрытого типа (люцерна) успешнее всего опыляют некоторые виды диких насекомых. В ряде стран разведение их приняло столь широкие масштабы, что насекомых этих уже и не назовешь дикими.

Автору этих строк не раз приходилось сталкиваться с откровенными заблуждениями хозяйственников при попытках охраны генофонда диких пчелиных. А у нас урожай семян люцерны, — говорил иной агроном, — безо всяких там опылителей был в этом году хорош. Редко удавалось доказать, что семена те завязались именно благодаря большому числу естественных опылителей. Их специально не разводили, но и не замечали, хотя в данной местности тогда была явная (увы, только для эколога) вспышка численности добровольных помощников земледельца.

Тайны экологии опыления так и остались бы за семью печатями для большинства агрономов, если бы резкое падение численности этих полезных насекомых под натиском антропогенного воздействия не повлекло за собой заметного падения урожайности многих культур, в том числе семян кормовых бобовых трав. Был принят ряд важных постановлений по этим вопросам. Сейчас организуются службы опыления. Беспризорные доселе шмели и одиночные пчелы теперь не только объект изучения отдельных ученых, но и общепризнанный резерв повышения урожайности многих растений, подлежащий широкой безусловной охране.

Предстоящая школа-семинар, организованная Сортсемпромом СССР, проблемным советом по семеноводству и селекции СО ВАСХНИЛ, Сибирским НИИ земледелия и химизации (в котором и зарождалась эта работа) — одно из мероприятий, имеющих целью активизировать работу служб опыления, обменяться конкретным опытом, пропагандировать агроэкологические знания.

Вот всего лишь один пример. На семеноводческом посеве тулунской гибридной люцерны (широкорядный посев, 2—й год жизни) прошлым летом было отмечено значительное число диких одиночных пчел. Особенно заметными были крупные темно-бурые мелиттурги. Садясь на цветок, пчела сжимала его лодочку, колонка с тычинками и пестиком, до этого напружиненная, освобождалась, с силой откидываясь вверх: при этом пыльца с других кустов люцерны, прилипшая к пчеле, попадала на пестик, а над цветком вспыхивало облачко пыльцы, как дым выстрела.

Домашним же пчелам работа по вскрытию люцернового цветка большей частью очень неприятна: пчела получает сильный удар колонкой в подбородок (как-никак, а колонка напряжена с силой около 3 атмосфер!), а если пытается добыть нектар сбоку, то нередко спусковой механизм цветка все же срабатывает, и в момент взрыва хоботок бедолаги зажимается цветком, да так, что пчела пытаясь вырваться из капкана, иногда вывихивает хоботок. Мелиттурги же выполняли эту работу быстро и умело.

Гнездятся мелиттурги в земле — на самом люцерновом поле, на глубине 15—20 сантиметров. Стало быть, чтобы спасти их поселение, нужно проводить механическую и химическую обработку поля очень осмотрительно, и уж, конечно, не в те сроки, когда молодые пчелы выбираются на поверхность из подземных гнезд.

Туда, в свои сокровенные кладовые (о существовании которых, увы, не подозревает большинство луговодов!), в период цветения люцерны носят ее пыльцу трудолюбивые насекомые на прокорм своим личинкам.

В это время поражаешься еще одному факту: в отличие от небольшой обножки медоносной пчелы мелиттурга налепляет на ноги массивные сплошные муфты. Во сколько же продуктивнее домашней пчелы тяжеловозы-мелиттурги — узкие специалисты по люцерне! А результат не замедлил сказаться: урожайность семян на том поле составила 5 центнеров с гектара. К слову сказать, именно поэтому мы выбрали мелиттургу эмблемой предстоящей школы-семинара.

В СССР известно около тысячи видов диких пчелиных: многие из них — ценные, а порой и незаменимые опылители нужных человеку растений. Растительная пища составляет около половины нашего питания: 15 процентов ее и пищи сельскохозяйственных животных зависит от насекомых-опылителей. Но пестициды, повсеместные распашки, неумеренный выпас скота, строительство городов и дорог быстро сводят на нет этот ценнейший природный ресурс, казавшийся даже ученым еще недавно неисчерпаемым.

Восполнить недостаток экологических знаний, поставить на службу земледельцу хотя бы часть уцелевших звеньев этой сложной экологической цепи — задачи школы-семинара, к которому сейчас готовятся в СибНИИЗХиме, СибНИИРСеи других институтах СО ВАСХНИЛ. Вызывает удивление позиция нашего Сибирского института кормов, не только полностью отстранившегося от помощи в организации школы-семинара, непосредственно связанного с тематикой института, но намеренно сорвавшего ряд сложных экспериментов, проводившихся совместно с Сибирским НИИ земледелия и химизации сельского хозяйства. Не говоря уже о ежегодной порче шмелиного микрозаповедника тяжелыми тракторами и другой техникой этого института и отравлении примыкающих к участку земель сильнодействующими пестицидами. А ведь есть распоряжение по СО ВАСХНИЛ об организации этого уникального участка. Оно гласит: Ограждение микрозаповедника, охрану его на научной основе и в зависимости от предъявленных требований возложить на СибНИИ кормов. О каких же научных основах может идти речь, когда заповедничек (площадь его всего 3 га) уничтожается тракторами, ядохимикатами, когда неизвестно куда увозятся ульи с наиболее мощными семьями шмелей, а содержимое других переворачивается вверх ногами, что губит многолетние трудные эксперименты?

Еще одни сюрприз СибНИИ кормов: перепаханы последние клочки с необходимым шмелям клевером, а новые посевы, несмотря на убедительные просьбы специалистов, не сделаны, и шмели обречены на вымирание.

В. ГРЕБЕННИКОВ.

Член оргкомитета Всесоюзной школы-семинара по опылителям растений, член Международной ассоциации ученых-пчеловодов.