02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Из семечка кипариса. В.С. Гребенников. Вечерний Новосибирск, 01.12.1979

Скан/Scan

• природа и мы

ИЗ СЕМЕЧКА КИПАРИСА

Где-то далеко-далеко от моего Новосибирска плещется о зубастые крутые скалы темное ночное море. Над скалами серпантином вьется дорога, обсаженная кипарисами. Острые вершины их смотрят в зенит, где, наверное, сейчас проплывают частые лохматые облака.

Конечно же, вместе с ними глядит в ночное крымское небо и тот молодой кипарис, с которого я почти полтора года назад сорвал круглую небольшую шишечку. Сорванная шишечка была тяжелой, плотной, чуть липкой от смолы и елово-душистой.

А когда спустя месяц я открыл коробку, где она лежала вместе с другими крымскими сувенирами — разноцветными морскими камешками, раковинами улиток, черепками, подобранными во дворе старинной крепости,- не узнал своей находки. Шишка высохла, побурела, растрескалась, и множество призмочек — столбиков, направленных в разные стороны, далеко отошли друг от друга. А между ними оказалось великое множество семян, коричневых и скользких, тоже хвойно-пахучих.

Взял я тогда шепотку семян и рассыпал на бумажку, положенную на мокрую вату. Чтобы влага не испарялась, вату с бумажкой и семенами поместил в стеклянную посудинку с крышкой.

Пришла зима. Семена не подавали признаков жизни, хотя вроде бы немного разбухли. Тогда я поставил свой маленький парничок над батареей отопления. И вскоре, хотя на дворе трещали морозы, изо всех до одного зерен проклюнулись корешки. Три прорастающих семечка я посадил в цветочный горшок. Не прошло и двух недель, как зеленые упругие ростки выпростались из оболочек, приподняли землю, весело выглянули наружу и тут же выбросили по два изумрудных листочка.

Прикрыв рассаду стаканом, чтобы не пересохла, я наблюдал, что будет дальше. Листики увеличивались, подымаясь над землей на быстро растущих стеблях. Но концы листьев, увы, начали буреть. Наверное, все же погибнут нежные растения, уроженцы далекого юга... Однако, на вершинах ростков появились пучки хвоинок, не таких, как первые широкие листочки, а голубовато-сизых, узких. Пучки эти стали разворачиваться, и вот уже крохотные деревца растут под стаканом.

Не без опаски убрал я стакан: в комнате сухо, чего доброго, погибнут! Однако, деревца болели недолго и почти незаметно. Тогда я их рассадил в отдельные вазоны, с великой предосторожностью разделив комок земли на три части, чтобы не повредить корней. Эту процедуру мои уже крепенькие питомцы перенесли совсем безболезненно.

...Сейчас по ту сторону оконных стекол, разрисованных ледяными узорами, сверкающими на просвет от ночных фонарей, зима — уже вторая в жизни трех моих кипарисят.

В. ГРЕБЕННИКОВ.

Рисунок автора.