02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Сохранить «зеленое кольцо». В.С. Гребенников. Колос Сибири, 16.05.1976

Скан/Scan

Как живешь, ВАСХНИЛ — городок?

СОХРАНИТЬ ЗЕЛЕНОЕ КОЛЬЦО

ПРИЕХАВ в научный городок зимой, только сейчас, в разгар весны, я по-настоящему начал понимать, насколько повезло нам, жителям городка, в отношении природы. В этом убедились все, кто совершил в теплые дни Первомая прогулки по окрестным колкам и полянам, хранящим местами, несмотря на соседство огромного города, первозданные уголки.

Сейчас здесь высятся мощные муравейники, над солнечно-желтыми куртинами мать-и-мачехи вьются дикие пчелы, у душистых ивовых сережек басовито гудят первые шмели. И вот уже иные шмелихи, насытившись сладким нектаром, неторопливо летят над землей, подыскивая место для будущего гнезда. Просыпается, выползает, вылетает многочисленное население лесов и опушек, радуя глаз любителя природы.

Сумеем ли мы сохранить все эти живописные колки и лужайки, все муравьиные, шмелиные, птичьи города и страны? Сохранить не только от небрежности и нерадивости некоторых жителей городка (увы, далеко не все из них относятся к природе с уважением — особенно заметным это было второго мая), но и от посягательств тех деловых горожан, которые стремятся извлечь из этих лесов и лужаек как можно больше пользы для себя.

Вот всего лишь некоторые виды антропического ущерба здешней природе, которые отметил автор этой статьи при первом знакомстве с окрестностями.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО, хочу сказать о вреде, который наносится деревьям: березы срубают топором для заготовки банных веников — остается пенек метр-полтора да мертвый лежащий ствол; топором же наносятся глубокие раны — для добычи березового сока; с этой же целью отпиливаются сучья, вбивается в ствол трубка, под нею большая банка, куда течет сок, а все сооружение искусно прикрывается ветвями (скорее всего, это промышляет кто-то из новоселов); срезается кора с осин. Повреждаются почва и травы — в лесу неоправданно большое число дорог и дорожек, нередко одна от другой, параллельно, всего в нескольких десятках шагов; сдирается и увозится дерн и гумус — остаются глубокие безобразные раны среди полян, нередко большие, много десятков квадратных метров. Часто можно видеть небольшие лунки-копанки (это взяты с корневищами растения горицвета заготовителями лекарственных трав), выжженные травы и кусты (особенно дружно полыхали пожары второго мая), прошлогодние туристские кострища с выжженной землей и остатками несгоревших дров. Сейчас, весной, особенно отвратительно выглядят свалки — мусор и хлам везде, порой в самых живописных и потаенных уголках, и это не только битые бутылки и прочие непременные атрибуты семейных пикников, но и специально вываленный из автотранспорта бытовой и строительный мусор.

И все это там, где сороки еще в прошлом году строили гнезда на высоте полутора метров от земли, не боясь людей, где еще сейчас деловито снуют дятлы, парят длиннокрылые луни, а в песчаных откосах роют норки осторожные земляные пчелы. Поневоле задумаешься над тем, что станется со всем этим в ягодную, сенокосную и грибную пору ближайшего сезона: население научного городка значительно возросло, не говоря уж о новосибирцах. А стройки подступают к природе здесь со всех сторон...

ЗАСЛУЖИВАЕТ срочного и внимательного изучения опыт охраны природы Академгородка Сибирского отделения Академии наук СССР, то есть наших соседей. С самого начала строительства здесь было характерно бережное отношение к природе, и теперь это традиция. Было понятно, что одними призывами к общественности делу поможешь мало, и много лет в Академгородке успешно работают лесоопытная станция, общество охраны природы, станция юннатов. И самое главное — функционирует комиссия по охране природы, в которую входят видные ученые-биологи.

Этого у нас пока нет, а наступление на природу продолжается. Что же можно предложить конкретного?

Прежде всего, учредить комиссию по охране природы с предоставлением ей соответствующих полномочий. Активизировать деятельность друзей природы, создав в ВАСХНИЛ-городке разветвленную сеть организаций общества охраны природы. В институтах и обязательно в школе создать дружины охраны природы. Неплохо было бы организовать станцию (или лабораторию) охраны природы при Сибирском отделении ВАСХНИЛ. Станция должна иметь достаточные средства и штаты, в том числе нескольких егерей, осуществляющих конкретную охрану нужных объектов. При станции нетрудно учредить Дом природы — это будет штаб работы всех общественных организаций, имеющих отношение к природе.

Необходимо срочно перекрыть лишние проезды в колки, установить объявления, разъясняющие, что, от чего и как беречь. Те из участков, где сохраняется интересная фауна и флора, объявить заказниками, ограничив ту или иную деятельность людей (проезд, покос, сбор ягод, цветов).

Организация нескольких микрозаповедников — участков площадью от одного до десяти гектаров, где исключается любая деятельность человека — сохранит типичные ландшафты, интересные и ценные популяции растений и животных. Микрозаповедники следует снабдить легкой, но сплошной оградой, объявлениями, в нужных случаях — небольшим зданием биостанции. Один из таких участков — показательный — хорошо бы сделать в непосредственной близости от научных корпусов: маленький кусочек сибирской природы, которую можно показать гостям прямо в научном центре. Здесь же можно проводить научные исследования.

И ЕЩЕ ОДНА МЫСЛЬ. Хорошо, что внутри дворов сохраняются естественные рощицы — остатки колков. Но все мы хорошо понимаем: если не беречь почву от вытаптывания, здесь рано или поздно деревья погибнут. А если устроить два-три экспериментальных дворовых микрозаповедника, то есть поступить с этими кусочками леса так, как мы поступаем с цветочными газонами?

Многое потребует специальных средств. И все это нужно делать как можно скорее, только так мы сбережем интересные и очень нужные уголки природы, среди которой жить и работать нам, нашим детям и внукам.

В. ГРЕБЕННИКОВ,

старший специалист-энтомолог СибНИИХИМа.