02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

Находке — сорок миллионов лет. В.С. Гребенников. Омская правда, 12.07.1975

Скан/Scan

Из блокнота анималиста

НАХОДКЕ — СОРОК МИЛЛИОНОВ ЛЕТ

ПО поводу крохотного темного пятнышка, едва просматривавшегося на уголке недорогой янтарной запонки, можно было и не досадовать — уж слишком мелким оно было, это пятнышко, и к тому же почти скрыто от глаз непрозрачной жилкой минерала.

Но при внимательном рассмотрении оказалось: это насекомое. Целехонький, словно живой, комарик, относящийся скорее всего к семейству так называемых галлиц. Когда же и как он попал в янтарь?

...Около 40 миллионов лет тому назад на толстом стволе дерева (а деревья эти были совсем не похожи на современные) образовалась трещина, и из нее вытекла смола. Быть может, привлеченный ее запахом, присел на смолу комарик и... сразу прилип. Но прилип так удачно, что остался почти целым. По-видимому, он был еще живой, когда следующая капля древней живицы залила его сверху, изолировав от внешнего мира и предотвратив гниение и высыхание.

Менялись на планете эпохи, проходили тысячелетия, миллионы лет... Остатки древних лесов — большие и малые комья застывшей смолы — оказались погребенными под толщей напластований. Смешались материки и океаны, исчезали древние леса и появлялись новые, на них не похожие, населенные неведомыми зверями и птицами.

Вымерли и те пра-насекомые, которые дали начало современным видам, и те, которые не оставили за собой, никаких поколений. А замурованный в янтарную смолу комарик спокойно лежал в недрах планеты и как бы ждал своего часа.

Янтарь — чудесная прозрачно-золотистая смола третичного периода, вымытая балтийскими прибоями из неведомых нам геологических слоев со два моря, — доносит до нас порой самих насекомых, иногда совершенно целых, и тогда ученые-палеоэнтомологи получают замечательную возможность подробно изучать представителей той невообразимо далекой эпохи — ведь возраст балтийских янтарей составляет сорок миллионов лет!

У нашей находки — шесть длинных ножек, пара тонких красивых крыльев, отороченных бахромой нежных волосков, длинные усики, тоже совсем целехонькие. Насекомое окрашено в буровато-серый цвет, тело покрыто светлым пушком. И вообще сохранились самые тончайшие и нежные детали организма, даже внутренности, которые просвечивают сбоку между сегментами брюшка. Вокруг насекомого в смоле — пузырьки древнего воздуха.

Несмотря на то, что останки насекомых в янтаре встречаются не так уж и редко (янтарь в основном собирают на балтийских берегах), каждая такая находка, особенно если объект хорошо сохранился, — большая ценность для палеонтологии. Ведь любое из этих янтарных существ принадлежит к совершенно вымершим ныне видам, почти всякий раз неизвестным науке.

Из янтаря я выпилю небольшой прямоугольный блок с галлицей внутри, после шлифовки и должного оформления он займет свое место в одном из музеев. Поскольку сам объект очень мал (в длину около 2 мм), рядом будут экспонироваться укрупненные рисунки или фотографии.

Вот он (на наброске), посланец невообразимо далекой эпохи, — комарик-галлица из третичного янтаря.

А протирая запонку перед тем как рисовать, я вдруг уловил странный запах. Потер еще сильнее. Да, это пахла древняя смола.

Свежий, ароматный запах леса третичного периода. Будто только что прилипшее к смоле насекомое... Это было удивительное чувство. И на какой-то миг мне даже показалось, что я ощутил великую связь жизни древней и жизни сегодняшней.

А под микроскопом в крохотных пузырьках, окружавших комарика, отражалось окно лаборатории, а в нем — по два светлых облачка, плывущих по летнему небу.

В. ГРЕБЕННИКОВ.

г. Исилькуль.

Рисунок автора.