02.01.2019
Предыдущая версия.
Зеркало.

«Лебеди» микромира. В.С. Гребенников. Колос Сибири, 06.05.1979

Скан/Scan

Природа и мы

ЛЕБЕДИ МИКРОМИРА

Они удивительно похожи на лебедей — своей длинной, изящно изгибающейся шеей, каким-то благородством и неторопливостью в движениях. Когда лебедь плывет, кажется, будто он совершает медленный, тщательно отрепетированный, необычайно пластичный танец. Очень похож на лебедя красавец-дилептус (таково его научное название), но когда понаблюдаешь его подольше, видишь, что он может плавать и хвостом вперед, и вращать своим телом во время движения, переворачиваясь вниз головой и как угодно. И еще одна особенность, пожалуй, самая существенная: дилептуса можно наблюдать только в микроскоп. Дилептус — всего лишь инфузория.

Холодная, прозрачная вода на лесных полянках уже впитала цвет прошлогодней опавшей листвы и оттого стала чуть золотистой. На дне лужиц зеленеют целехонькие листья земляники, тысячелистника, разных лесных трав. Они, оказывается, благополучно перезимовали под толстым слоем снега. Погрузив пальцы в студеную воду, мы выдергиваем несколько ярко-зеленых, совсем живых стебельков с листьями. Получился маленький букетик.

Из представителей животного мира нам сегодня встретились в лесу лишь одна бабочка — крапивница, да еще несколько мух, едва пробудившихся от спячки: они грелись на солнышке на стволе березы. Но у нас в сумке банка с пластиковой крышкой. Я зачерпываю из лужицы воду, поддев со дна немного воды со стебельками трав и прошлогодними побуревшими листьями. Потому что знаю: здесь, в весенних лужах, кипит невидимая жизнь.

Дома, у микроскопа, целая очередь. А посмотреть есть на что. Еще бы, в крохотной капельке — целый мир. Существа — круглые, продолговатые, хвостатые, рогатые пересекают поле зрения во всех направлениях, кружатся, прыгают, носятся в разные стороны... Широкие, как лапти, инфузории стилонихии, так непохожие на изящную туфельку, описываемую в учебниках, бегают взад и вперед на коротеньких ножках — ресничках. Шарообразные сувойки прикрепились длинными стебельками к частицам земли и энергичными движениями волосков — ресничек тянут к себе воду, в которой плавает пища инфузорий — крохотные бактерии. Легкий щелчок ногтем по микроскопу — нитевидный стебелек сувойки мгновенно свернулся в тугую спиральку, отбросив инфузорию далеко назад. Проходит секунда, другая... Все спокойно, и пружинка начинает медленно распускаться. И снова у шариков — сувоек закипают водоворотики: маленькому организму нужно бесперебойное питание!

Какая-то неуклюжая громадина, медленно крутясь, пересекает светлое поле зрения микроскопа. Это бурсария, одна из самых крупных инфузорий наших мест. Бурсария — хищница: туфельки-парамеции и прочая водная мелкота — ее излюбленная пища. Этого гиганта мира простейших можно видеть и невооруженным глазом: бурсария достигает в длину иногда добрых полмиллиметра.

Но каковы дилептусы! Длинным отростком на конце тела — ни дать ни взять лебединой шеей — дилептус медленно размахивает вокруг и плывет, этакий горделивый и медлительный... Зачем мизерному микроорганизму, который разглядывают лишь немногие ученые — протистологи, такая красота? Но вот грациозная шея инфузории коснулась плывущей куда-то по своим делам кругленькой одноклеточной водоросли. И та прилипла к хоботу. Еще мгновение, и хобот прижимает незадачливую путешественницу к туловищу дилептуса, где сбоку уже широко открылось отверстие — рот инфузории. Еще немного, и жертва уже просвечивает сквозь тело дилептуса: инфузория поглотила свою добычу.

...Еще не зазеленела листва на деревьях, а в весенних лужах — только приглядеться — уже кишит жизнь, микроскопическая, но удивительно многообразная.

В. ГРЕБЕННИКОВ.